Чтение, библиотека и жизнь

Маргарита Самохина

 

16—17 ноября 2018 года в Санкт-Петербурге состоялась Международная научно-практическая конференция «От чтения — к творчеству жизни». Организаторы конференции — Центр чтения Российской национальной библиотеки (РНБ) и Секция по чтению Российской библиотечной ассоциации (РБА).

Такие биеннале по проблемам чтения проходят в РНБ регулярно с 2004 года. Наряду с библиотечными специалистами в них участвуют педагоги, социологи, психологи, представители книжного рынка. Тематика докладов и обсуждений так или иначе связана, с одной стороны, с поддержкой и продвижением чтения, с другой — с исследованиями. Но каждый раз её конкретизация в значительной степени определяется актуальностью, остротой тех или иных вопросов — вообще и применительно к библиотечному чтению и к деятельности библиотек. Так получилось, по-моему, и на этот раз.

Краткая информация о конференции размещена на странице Центра чтения. Здесь же представлены программа, презентации многих докладов, тексты стендовых докладов, фотоотчёт. Доступна также запись пленарного заседания.

Я же попробую рассказать о том, что лично мне показалось наиболее интересным и значимым. Прямо или косвенно во многих выступлениях прослеживались две проблемы. Первая из них сегодня активно обсуждается в профессиональном сообществе. Сформулировать её можно примерно так: что произойдёт (происходит), если отказаться от жёсткой аксиомы «библиотека — это про чтение». Смягчение её жёсткости, модификация — это потеря библиотечной специфики или необходимый и неизбежный ответ на нынешние реалии, позволяющий сохранить библиотеку как живой и востребованный социальный институт? Второй вариант ответа (которого придерживаюсь и я) наиболее явно прозвучал в выступлении генерального директора ЦБС ВАО Москвы О.М. Жадёнова «Тематический проект как новый тренд развития учреждений культуры библиотечного типа (на примере успешных практик проекта „Точки роста“)».

Вероятно, приведённые докладчиком примеры не всем в аудитории показались практиками, успешными именно для библиотек; царапала, конечно, и сама формулировка «учреждения библиотечного типа». А один из ведущих заседания — заведующий Научно-методическим отделом РНБ С.А. Басов — вступил с докладчиком в горячую полемику. К сожалению, недостаток времени не позволил сторонам развернуть свои аргументы, однако подходы в целом были обозначены.

Вторая проблема, которой в том или ином аспекте касались разные докладчики, — перемены в чтении и читательском поведении. Она, конечно, тоже обсуждается в сообществе, но чаще всего говорят об электронном чтении и/или о падении читательской культуры, исчезновении «золотых полок» и т.п. Гораздо реже — о том, каков сегодня статус чтения, какова и какой может быть его реальная роль в жизни разных социокультурных групп. О том, что цифровой формат — это всё-таки только формат, его распространение — не единственный и вряд ли главный фактор перемен; что становятся иными сами тексты и чтение как занятие может порой «размываться». Каков в этой ситуации статус исследователя, какие методы выходят на первый план? Об этом я пыталась поразмышлять в своём выступлении. Близкие проблемы анализирует в стендовом докладе «Мониторинг читательского развития в стратегии жизни» профессор Санкт-Петербургского государственного института культуры В.А. Бородина.

Свой взгляд на сегодняшнее чтение представили и «небиблиотечные» участники конференции. Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, социолог М.М. Соколов в докладе «Генерационные изменения в литературных вкусах читателей петербургских библиотек: исследование с использованием Больших Данных» поставил несколько вопросов: «правда ли молодёжь перестала читать?», «правда ли молодёжь перестала читать „хорошую“ литературу», «правда ли граница между „хорошей“ и „плохой“ литературой стёрлась в младших генерациях?». И на все ответил — «нет!». Хотя с некоторыми подходами докладчика можно поспорить, с его основными выводами я склонна согласиться.

«Круг чтения и читательские практики современных школьников: что их изучение даёт профессиональному сообществу?» — тема выступления Е.С. Романичевой (лаборатория социокультурных образовательных практик Института системных проектов Московского городского педагогического университета). Результаты небольшого опроса в очередной раз подтвердили: деловое (классика) и свободное чтение — это «две большие разницы», вместо «скреп» зачастую получается отталкивание…

Не могу отдельно не сказать о замечательном докладе заведующей сектором исследований детского чтения Ленинградской ОДБ С.Г. Маслинской «Современные исследования чтения: антропологический поворот». Она рассказала об исследовании, которое идёт уже несколько лет в полутора десятках библиотек Ленинградской области и Казахстана. Цель — изучение многообразия читательских традиций в семье, форм и специфики индивидуального и семейного читательского опыта. Метод — интервьюирование. Библиотекари разговаривают с читающими семьями по специально разработанному вопроснику, беседы записываются, затем анализируются исследовательской группой (антропологами, историками, другими специалистами). Выявляется роль чтения в жизни различных поколений, динамика содержания и практик чтения, межпоколенческий семейный опыт и пути его трансляции — и много чего ещё, выходящего на сегодняшние проблемы прямо или косвенно.

А в целом я считаю, что конференция была очень успешной. Уровень докладчиков и заинтересованность аудитории создали прекрасную рабочую атмосферу. Реальные проблемы и противоречия не скрывались, дискуссии были живыми, но велись, что немаловажно, в дружественном тоне. Хочется сказать огромное спасибо организаторам.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*