Не надо бросаться нас поднимать, мы должны научиться вставать сами

Ирина МИХНОВА

 

Эти слова были сказаны девушкой на инвалидной коляске на Всероссийском межведомственном семинаре «Открытые двери», который год назад проходил в РГБМ. Видимо, специалисты, обсуждавшие проблему молодых инвалидов в библиотеке, были не слишком внимательны к своим словам, неточны или неосторожны в формулировках. Потому что в конце семинара девушка взяла слово: «Мы видим, как вы стараетесь не показать своего сочувствия, даже жалости к нам, как отводите порой от нас глаза. Когда мы падаем с коляски, вы сразу бросаетесь нас поднимать. Не надо бросаться нас поднимать. Мы должны научиться вставать сами. Мы должны научиться делать то же, что умеете вы, и больше, чем вы».

 
Любой бы на нашем месте задумался: правильно ли мы поступаем, корректно ли ведём себя? Насколько уместны наши подчас неуклюжие попытки уйти от слова «инвалид», заменяя его целым набором понятий: «лица с ограниченными возможностями здоровья», «люди с особыми потребностями», «люди со специальными потребностями», «особые люди», «люди с иными возможностями», «лица с ограничениями жизнедеятельности», «люди с инвалидностью»? Ведь сами инвалиды не стесняются этого слова. Более того, сейчас остро ставится вопрос о необходимости выделения молодых инвалидов в отдельную, требующую специального внимания, группу. Ведь такой категории официально не существует. Дети-инвалиды есть, а вот после 18 лет все попадают в общую категорию «инвалиды». А ведь молодые инвалиды — это, как правило, люди активные, дееспособные, честолюбивые и целеустремленные, как и все в этом возрасте. (Совсем недавно я почти час проговорила с молодым человеком с сильно выраженной формой ДЦП и слабым слухом — студентом 5 курса университета, будущим психологом. Он был участником тренинга по формированию лидерских качеств, проходившего в РГБМ).

Ещё вопрос: действительно ли мы, библиотекари, помогаем молодым инвалидам, когда реализуем проекты под звучными названиями «Милосердие», «Здоровая молодёжь — здоровое будущее», создаём клубы для инвалидов «Мы — оптимисты», устраиваем литературно-музыкальные праздники «Пусть наша доброта согреет ваши души» и зимние посиделки «Душу исцелит добро», предоставляем им отдельные комнаты, собираем их вместе на мероприятия, полагая, что отсечение от общей среды придаёт им уверенности в своих силах и повышает их самооценку?

Мы предлагаем иначе взглянуть на подход к работе библиотеки с молодыми инвалидами. Библиотека способна выступить в роли социального куратора.

Эту понятие предложила Ксения Безуглова, большой друг и единомышленник Российской государственной библиотеки для молодёжи. Она — член комиссии по делам инвалидов при Президенте РФ, член координационного совета по вопросам попечительства в социальной сфере при Правительстве РФ, член молодежного совета при мэре Москвы, обладательница титула «Мисс мира–2013» среди девушек на колясках, мать двоих детей, рождённых уже после аварии, которая радикально изменила её жизнь.

И вот её позиция: «Основную проблему я бы обозначала так — недоступность образования для людей с ограниченными возможностями. Если это инвалиды с рождения, то они и остаются на всю жизнь потребителями и иждивенцами. Очень небольшой процент инвалидов идёт получать образование и пробивать себе дорогу в жизнь. Большинство довольствуется тем, что у них есть, ссылаясь на недоступность среды. Да, препятствий много: это и выход из дома, и транспорт, и попадание порой в враждебную среду, и общение с новыми людьми. Решаются на всё это самые сильные».

И далее: «как только среда библиотеки станет более доступной, инвалиды сами потянутся туда, потому что, как и все, любят читать, общаться, ходить на лекции и на другие мероприятия. И им нужно просто дать возможности и позволить выбирать, тогда они сами будут решать, что им нужно. И для этого нет никакой необходимости организовывать что-то специальное».

Похожие мысли высказала и Мария Генделева, менеджер проекта по развитию лидерства РООИ «Перспектива», руководитель направления «Универсальный дизайн», проводившая в РГБМ тренинг для молодых людей с инвалидностью: «Очень хорошо, что у вас все вместе, что нет отдельного помещения для нас, инвалидов, вы не организуете специальные «посиделки» для нас, никто не оборачивается в нашу сторону».

Да, Российская государственная библиотеки для молодежи в своей работе твёрдо стоит на позиции: не выделять людей с физическими ограничениями в особую группу, но учитывать эти особенности путем:

  • обеспечения доступности физического пространства;
  • создания комфортной психологической атмосферы;
  • предоставления услуг в соответствии с их потребностями и предпочтениями;
  • создания условий для их участия во всех мероприятиях библиотеки и доступа ко всем услугам библиотеки;
  • предоставления возможности для раскрытия их творческих, организационных, волонтерских способностей и навыков.

Проверку доступности физического пространства учреждений культуры и, в частности, библиотек, всё чаще молодые волонтеры-инвалиды берут под свой контроль. Например, в Москве межрегиональный общественный фонд поддержки гражданских инициатив «Город» в рамках молодёжной социальной инициативы «Город для всех» проверяет все учреждения на подготовленность пространств к приёму инвалидов. Приезжали ребята на колясках и в РГБМ, наклеили на помещения стикеры «Доступно» (а в запасе есть ещё «Ограничено», «Недоступно»).

Надо сказать, что молодые люди, конечно, строги, но их требования не идут ни в какое сравнение с теми требованиями, которые предъявляются ныне к библиотечным помещениям СНиП 35-01-2001 от 27 декабря 2011 г. «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения», опубликованном на сайте РГБМ «Методобъединение».

Современные молодые люди с инвалидностью в значительной степени более раскрепощены, чем десятилетие назад, у них есть что продемонстрировать обычным ребятам, у них с ними общие темы, своя манера общения. Так, в рамках международной молодежной инициативы «Социальный хип-хоп», который проходил в РГБМ весной 2015 года, молодые шведы, среди которых были ребята со сложными случаями ДЦП, учили российских сверстников — и ходячих, и колясочников — умению танцевать брейк-данс и стрит-данс, диджеингу, искусству граффити. В качестве учителей и обучаемых выступили и обычные ребята, и ребята с проблемами опорно-двигательного аппарата. И кто из них лучше крутил нижний брейк, ещё можно поспорить.

Олег Колпащиков, незрячий бизнес-тренер из Екатеринбурга, один из организаторов проекта «Белая трость», высказал такую мысль: «Если ты по-настоящему хочешь помочь инвалиду, подумай, чему ты можешь у него научиться».

Как проект был реализован, например, Самарской областной юношеской библиотекой? Они организовали мастер-класс «Мультимобильность»: незрячие молодые люди выступили в качестве поводырей для зрячих, которым завязали глаза и дали в руки белую трость. Сверхзадача мастер-класса — показать молодёжи мировосприятие слепого человека, дать почувствовать высокий уровень их умений. И разве не достойны уважения и немножко «белой зависти» люди, которые умеют делать то, что не умеешь ты!

А вот другая ситуация. В День жестового языка в РГБМ красивые, молодые глухонемые братья Ивановы демонстрировали смешанной аудитории мастерство жестового пения. Это произвело невероятное впечатление на всех: петь, имея голос, просто, а вот попробуй исполнить песню руками, да так, чтобы тебя все поняли. Этому не обязательно желать научиться, но не восхищаться этим нельзя. И здесь не было места жалости, сочувствию, милосердию. Эти слова были просто неуместны.

А демонстрировали ребята жестовое пение на итоговом занятии клуба общения на языке жестов «Без барьера». В течение года жестовому языку обучались: а) глухонемые ребята; б) нормально слышащие, которым нужно уметь общаться с глухими друзьями и родственниками, а также те, кому просто хотелось овладеть «тайным языком»; и, наконец, в) ребята-колясочники, желающие получить вторую профессию — сурдопереводчика. Здесь уже можно говорить о равных стартовых возможностях молодых людей с разным состоянием здоровья.

Кстати, с жестовым языком связано много любопытного. Вряд ли мы часто задумываемся о том, как он развивается, за счёт чего обогащается, как соотносится со звучащим языком. Подумать на эту тему нам предложила аспирантка, которую мы «допрашивали» с помощью сурдопереводчика в рамках проходившего не так давно в библиотеке всероссийского межведомственного семинара «Молодёжная лексика в культуре повседневности» (мин. 1:48). Например, с помощью каких жестов переводятся жаргонизмы и новые лексические обороты? Мы боремся за чистоту письменного и звучащего слова, а как обстоят дела с русским жестовым словом? Проблемы непростые, и библиотека должна тем или иным образом включаться в их решение.

Выше упоминался семинар-тренинг, который на площадке и при поддержке РГБМ проводила РООИ «Перспектива» для молодых волонтеров с инвалидностью. Тема трёхдневных занятий — «Подготовка молодых активистов к проведению школьных занятий по пониманию инвалидности “Уроки доброты”». На занятиях обучали умению говорить публично, общаться с аудиторией, ломать стереотипы восприятия людей с инвалидностью. После семинара ребята пойдут в школы проводить для детей «Уроки Доброты». И это тоже версия общественной молодежной инициативы, которая формируется на территории библиотеки.

Отрадно, что в настоящее время вопрос доступности общественных пространств и услуг для молодых людей, имеющих различные виды ограничений, в большинстве сфер общественной жизни переходит из области сочувствия и сопереживания в область предметного обсуждения и практической реализации.
Понятия «доступная среда» и «равные возможности», с нашей точки зрения, близки, но не равнозначны.

Первое означает, что молодёжь с разного рода ограничениями здоровья вправе ожидать готовности российских библиотек принять их как равноправных потребителей библиотечно-информационных услуг. А для этого необходимо исключить основные виды барьеров: физические (ступени, пороги, узкие проходы, недоступные туалеты и т.д.), информационные (нечитаемый шрифт, отсутствие информации о доступных путях передвижения, отсутствие альтернативных форм получения информации, чтения и т.д.), организационные (неудобные регламенты работы с инвалидами, необученный персонал и т.д.), этические и коммуникационные (стереотипы в понимании как ограничений, так и реальных возможностей людей с инвалидностью, незнание этикета и т.д.).

Принцип «равных возможностей» — более высокого уровня. Он предполагает, что молодые люди с инвалидностью приходят (приезжают) в библиотеку, где создана для них доступная среда, — тогда, когда у них есть соответствующее настроение, необходимость и возможность, чтобы подготовиться к занятиям, поучиться на курсах, когда их заинтересовало в библиотечной афише какое-то мероприятие или они договорились здесь встретиться и пообщаться. Здесь просто должно быть хорошо любому и каждому. А библиотека выполняет при этом роль социального куратора.

Только подготовили материал, и тут на глаза попалась свежая запись в блоге Евгении Воскобойниковой: «10 правил общения с людьми с инвалидностью»: «У меня одно правило поведения с людьми с инвалидностью: быть естественным и общаться на равных. Если у человека нет ноги — это не значит, что у него нет мозгов». Значит, все правильно в материале написано и позиция библиотеки верная.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*