О поразительной приспособляемости рисованных историй

Александр КУНИН

 

Пять лет назад в Российской государственной библиотеке для молодежи появился Центр комиксов и визуальной культуры. Хороший повод попытаться ответить на вопрос: «Какое место должны занимать комиксы в библиотеке?» Благо за это время мы накопили достаточный практический опыт.

 
Рисованные истории и все их разновидности (комиксы, манга и т.п.) — явление пограничное, сочетающее в себе значительные приметы литературы, иллюстрации, кино, графического дизайна. Но в то же время — это обособленный, самостоятельный формат книжного издания и вид искусства. То же касается и существования рисованных историй в публичном пространстве. Они одинаково органично включаются как в специфику библиотеки, так и в структуру музея, галереи, книжного магазина, дома творчества, кинотеатра или торгово-развлекательного комплекса. Но при этом зона комиксов не теряет своей институциональной целостности.

Давайте подумаем, что же даёт рисованным историям такую поразительную приспособляемость? Ответ кроется в самой их природе. Во-первых, пространство и архитектура рисованной истории. В отличие от литературного текста, требующего развитость абстрактного мышления, содержание рисованной истории изначально визуальное и упорядоченное. Причем у японской манга структура разворотов, построение кадров, оформление звуков и реплик выглядит кардинально иначе, чем в американских комиксах, а в европейских рисованных историях всё те же нарративные элементы принято подавать вообще иначе. Соответственно, уже сама архитектурная специфика рисованной истории может обеспечить визуальное решение помещения, отведённое под работу с подобным видом изданий. И любой человек, попав в такое пространство, уже не будет нуждаться в объяснениях, где он и что здесь такое происходит.

Во-вторых, очевидна интертекстуальность рисованной истории. Не секрет, что воспринимая мир, мы его как будто прочитываем. Возможности человеческого мозга по восприятию новой информации, возможно, безграничны. Но в разном возрасте мы ставим для себя различные акценты в восприятии информации. И если человек в солидном возрасте скорее будет обращать внимание на мелкие детали, тонкие особенности, изысканные отсылки к другим пластам информации, то в юном возрасте гораздо важнее ухватить всю суть информационного сообщения разом. И здесь рисованные истории способны обеспечить любые интересы. Чёткую привязку к возрасту читателя обеспечивает художественная стилистика рисованной истории. Так если комната оформлена в стиле «Тинтина», «Астерикса» или «Снупи» — то ясно, что это пространство для детей, а подросткам и молодёжи в этом пространстве будет не уютно и не интересно. Оформив пространство в стиле манга «Наруто» или в стилистике классических супергеройских комиксов, мы привлечём преимущественно подростков и студентов. Использовав в оформлении классическую стилистику европейских рисованных историй Энки Билаля, Мёбиуса или Хьюго Пратта — создадим комфортное пространство для взрослых, но детям и подросткам в нём будет уныло.

И, наконец, сложная простота рисованной истории, открывающая безграничные возможности для использования этого формата в клубной интерактивной деятельности. Сильные стороны рисованной истории — образ персонажа; сюжетные и визуальные отсылки к другим художественным, культурным или историческим явлениям; собственно сюжетная интрига; техника исполнения. Всё это, так или иначе, может быть использовано в качестве отправной точки для организации лекционного материала, актуализации других фондов библиотеки (на первый взгляд не связанных с комиксами), проведения мастер-классов по рисованию и работе с цветом, и даже для социальной работы (вспомним проект «Респект»).

Эти (и масса других) потенциальные особенности рисованных историй почти невозможно будет реализовать одновременно. С этой проблемой мы столкнулись практически сразу же. Зато пришли к выводу, что в условиях публичной библиотеки для работы с этим видом издания могут быть приемлемы как минимум два основных формата: комикс-центр и библиотека (зал) комиксов. То есть, исходя из того, где мы используем комиксы (библиотека, музей, дом культуры и т.п.), можем актуализировать только необходимые форматы работы.

 
Если мы выбираем комикс-библиотеку, то книжный фонд будет играть ключевую роль. И конечно, для комикс-библиотеки необходимо отдельное пространство. Устроив стеллаж с комиксами в зале художественной литературы, нужного эффекта добиться не удастся, читатели просто не заметят его. В комикс-библиотеке будут органично смотреться камерные клубы читателей, ориентированные на 10—15 человек; тематические книжные выставки. Но устраивать творческие вечера и клубы с чаепитием здесь не получится.

Если мы выбираем формат комикс-центра, то книжный фонд рисованных историй в таком зале скорее всего потеряет свое традиционное библиотечное значение, а будет служить как элемент интерьера. В оформлении зала весьма эффектно будут смотреться дорогие крупноформатные издания, такие как «Малыш Немо в Сонной стране». Для комикс-центра просто необходимо наличие выставочного пространства, оборудованного по всем галерейным правилам. Также зал должен предполагать возможности для клубных встреч, ориентированных на аудиторию не менее 30—40 человек. Для организации комикс-центра подойдет один большой зал. Но это должен быть зал-трансформер, который, в зависимости от типа мероприятия, легко трансформируется из читального зала в лекторий, кинотеатр, зал мастер-классов, галерею или гостиную.

В одном из материалов сборника «Изотекст—2015», выход которого планируется к декабрю нынешнего года, мы постараемся как можно подробнее рассмотреть эти два формата.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*