Юлия Латынина. Иисус: историческое расследование

Валерий БОНДАРЕНКО

 

Как быстро время бежит! Ещё года три назад эта книга возбудила бы хайп со стороны верующей общественности (наиболее «чувствительной» её части), а сейчас мы слышим одобрительное покряхтывание даже из рядов священнослужителей. Не будучи ни верующим, ни особо западающим на эту тему, я прочитал книжку Латыниной как увлекательный нон-фикшн и оценивать её могу и буду как явление жанра, прежде всего.

Итак, книга Юлии Леонидовны «Иисус. Историческое расследование» (М.: Эксмо, 2019) показалась мне очень удачной и своевременной — точней, современной. Современность её и в непринуждённости тона, безупречном чувстве юмора, которое здесь да, доминирует. Дм. Быков уже аккуратно назвал её «весёлой книгой». Точнее было бы назвать едкой — но Латынина умеет соблюсти меру, сарказм её, скорей, обволакивает, чем разит. Современно — злободневно — «Исследование» и своей аллюзивностью, без которой её «Иисуса» вполне можно было бы представить в советской серии «Библиотечка атеиста». Ан нет: в рифме с сегодняшним неспокойным днём и скрыт главный-то перчик!

Первую треть книги (самую важную, по словам автора) составляет экскурс в историю иудаизма. Ибо надо же знать, откуда есть-пошёл и весь дальнейший цимес, рванувший в накаченном, но усталом теле античности огнём свежей истины. Латынина сосредоточилась на формировании двух идей: единобожия (монотеизма) и мессианства Сына Божьего, который придёт решать накопившиеся проблемы заблудшего народа, а в перспективе и всего недопрогрессивного человечества.

По Ю. Латыниной, монотеизм — вовсе не боговдохновенная доктрина, это дитя реальных проблем, с которыми столкнулся древнееврейский социум в середине 1 тыс. до н. э. Ибо в это время над ним нависла угроза порабощения и рассеяния со стороны сверхдержавы того времени — Ассирии, и понадобилась концентрация всех сил (как у нас в 1930-е годы?..), чтобы выжить. До этого бог Яхве имел жену (и мать), а небеса были населены сонмами ярко и поучительно проявлявших себя существ. Оптимизация небесных кадров произошла, таким образом, под давлением насущной необходимости, сопровождаясь массой интриг в борьбе за власть и вполне земные ресурсы.

К тому же пламенное воображение и предприимчиво свободолюбивый темперамент породившего эти мифы народа крепли, создав на рубеже эр то, что несколько позже враги стали именовать «христианством». Да-да, дорогие мои: вы не ослышались! Первоначально «христианами» называли адептов новой веры их гонители римляне, сделав криминалом само это слово. (Ну, типа как «ИГИЛ, запрещённый на территории РФ»). Себя же последователи Христа скромно, но метко нарекли «святыми» и «праведниками», что не мешало им быть в глазах римских властей и иудейского истеблишмента вполне себе террористами. В этом месте Латынина, по своему обыкновению, густо, но не всегда внятно сыплет именами и фактами. Однако читатель выведет для себя, что секта ессеев-кумранитов была гнездом религиозных фанатиков, зилотов и сикариев, которые терроризировали мирное население самым непринуждённо кровавым и настойчивым образом. К сожалению, первые христиане были частью этого движения: Роскомнадзор, встрепенись!

А и в самом деле, как так вышло-то, что Иисус въезжает в Иерусалим триумфатором, устраивает силовую реорганизацию в Храме (изгоняет менял), а уже через несколько дней скрывается на конспиративной квартире («тайная вечеря») и, будучи арестован, предаётся суду поперёк всех правил, в наисрочнейшем порядке?.. Этот сюжетный казус, загадочный для всякого непредвзятого читателя Евангелий, Латынина разрешает так: Иисус поднимает мятеж в Иерусалиме, масса сторонников поддерживает его (ессеи как организация были сплочены, богаты и влиятельны). Но вот на сцену являются римские когорты (дислоцированные в трёх дневных переходах от Иерусалима) — мятеж подавлен, его главарь схвачен и срочно казнён. Доводы Латыниной здесь, согласимся, железные.

Сюжет этим не исчерпался. Разгромленных христиан возглавили, как мы знаем, апостолы. Среди них Иаков Праведник (брат Христа) и Пётр. Но фанатично оставаться в рамках Моисеева Закона (на чём они жёстко настаивали) значило стать одной из беспокойных и гонимых сект иудаизма, не более. На путь к мировому триумфу христианство вывел апостол Павел (он же проходит по делу как Симон Волхв). Эллинизированный иудей и римский гражданин, он освобождает доктрину Христа от вериг иудаизма, делая её гораздо более приемлемой для греко-римского (и всякого прочего) большинства Римской империи. Ожесточенная борьба между Иаковом и Павлом становится заключительным сюжетом первой книги Юлии Латыниной о ранних веках христианства. А от неё нас ждёт книг, кажется, ещё пять на эту тему.

Главное достоинство этой премьеры — широкий замах автора. Ибо скрытая тема «Исследования» даже не первые шаги христианства, а некие закономерности, сопровождающие появление на свет новых сил истории. Мелкие огрехи стиля (не говорят «неоплатонисты» — нужно: «неоплатоники») не влияют на общее бодрое, хоть и вселяющее тревогу за наш завтрашний день впечатление.

Прочитали и ждём-с ещё!

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*