Новое в организации обслуживания пользователей

Ирина МИХНОВА, Антон ПУРНИК

 

Как сделать пространство библиотеки умным, комфортным и безопасным, чтобы людям не хотелось его покидать? Вопрос непростой. Попробуем воспользоваться разумным советом кэрролловской Алисы: «Лучший способ объяснить — это самому сделать». Итак, пространство библиотеки начинает полноценно «работать», когда её ресурсы сформированы, размещены и раскрыты таким образом, чтобы они соответствовали ожиданиям пользователей и были им легко доступны.

Совмещение функций абонемента и читального зала

Разделение обслуживания на абонемент и читальный зал было присуще абсолютному большинству российских общедоступных библиотек буквально до последнего времени.

Понятно, почему это разделение существовало в советское время: книжные магазины пусты, издания дороги, невозвраты, и кражи (в том числе для пополнения домашних собраний) были обычным явлением. Поэтому актуальные, популярные книги, на которые был реальный спрос, можно было читать только в помещении библиотеки. Дублетные экземпляры книг, причём не самого лучшего качества, часто непрофильных, давних лет издания, поступали на абонемент.

Впервые мы реализовали идею объединения читального зала и абонемента в единый универсальный зал ещё в 1993 году. Почему мы вспомнили о столь давнем опыте?

Потому что реальные инновации, как правило, возникают в силу необходимости что-то изменить, внедрить новое при отсутствии явных возможностей для этого.

Тогда от управления культуры Западного административного округа Москвы нам, специалистам Научно-внедренческого центра «Библиомаркет» (первой в стране негосударственной организации, работавшей в библиотечной сфере), поступил заказ создать на базе центральной библиотеки ЦБС «Киевская» актуальный на тот момент Центр деловой информации (ЦДИ). А помещений было всего два: читальный зал (с подсобным фондом) и абонемент. Ситуация вполне типичная для множества небольших библиотек страны. Иного выхода не было, как только собрать весь фонд в одном зале (он стал называться универсальным залом), а другой «отдать» под специализированную службу с фондом изданий по праву, экономике, управлению и предпринимательству.

Сейчас вполне целесообразным для библиотеки с фондом свыше 50 тысяч единиц хранения видится сочетание отраслевых и специализированных залов.

В РГБМ, к примеру, 5 отраслевых залов:

  • литературы по общественным и гуманитарным наукам;
  • литературы по естественным и техническим наукам;
  • литературы на иностранных языках;
  • художественной литературы и искусства;
  • нотно-музыкальных изданий и фонотека (в Молодёжном историко-культурном центре РГБМ «Особняк купца В.Д. Носова»).

Наряду с фондом отраслевых залов, посетители библиотеки могут пользоваться коллекциями и подборками профильных изданий в специализированных залах и службах. Таковы:

  • зал редкой книги (там находится 800 наиболее спрашиваемых и привлекательных для любознательной молодёжи изданий из четырёхтысячного фонда с экспозицией старопечатных книг);
  • «Музыкальный подвал» с фондом популярного винила, абонементом нот и музыкальной литературы;
  • МедиаLAB с доступом к профессиональным графическим программам, коллекцией литературы по компьютерному дизайну;
  • зал визуальных искусств и комиксов (здесь собрана коллекция зарубежных комиксов);
  • Кабинет художника с коллекцией изданий по технике рисунка и художественных альбомов, объёмными объектами для рисования;
  • информационно-ресурсная служба по проблемам молодёжи с подборкой специализированных изданий;
  • кабинет психолога с подборкой изданий по прикладной психологии;
  • детская комната (здесь есть абонемент книг, коллекции мульфильмов, диафильмов и настольных игр).

Придание залам обслуживания многофункциональности

Есть разные подходы к размещению печатных, электронных, мультимедийных ресурсов в пространстве библиотеки. Очень часто под конкретные виды ресурсов выделяют отдельные помещения (например, мультимедийный зал, зал электронных ресурсов, зал периодики, патентный отдел, нотно-музыкальный отдел, игротека и др.).

Наш опыт свидетельствует: чем разнообразнее ресурсы, представленные в зале, тем больше у пользователей возможностей для выбора того или иного носителя или формата издания. Чем шире их выбор, тем охотнее и дольше они задерживаются в зале, потому что могут удовлетворить большинство своих образовательных и познавательных потребностей в одном месте. Это экономит самое ценное для человека — его свободное время.

Например, многие классические и некоторые современные художественные произведения представлены в виде печатных и электронных книг, в журнальных версиях. Существуют записи многих из них в авторском исполнении на виниле или в формате аудиокниги. Есть экранизации, диафильмы, музыкальные версии и даже комиксы, сделанные по мотивам произведений.

В РГБМ это чётко просматривается в зале художественной литературы и искусства: здесь есть всё перечисленное выше, включая технические устройства для чтения, прослушивания, просмотра, музицирования и т. д. Это даёт посетителям зала дополнительные возможности переключиться с одного вида работы на другой, проявить себя.

Чем больше носителей информации находится в пределах доступности человека, тем больше у него возможностей воспользоваться ими и тем больше вариантов выбора.

Понятно, что у небольших библиотек нет такого разнообразия ресурсов и технических устройств. Но здесь важны собственно идеи комплексности (один ресурс поддерживает и провоцирует обращение к другому) и замещения (нет произведения на одном носителе — предлагаем на другом).

Организация фонда в пределах одного зала

Предлагаем вашему вниманию несколько советов, учёт которых при организации фонда в пределах того или иного зала обеспечивает, с нашей точки зрения, большую степень его открытости и доступности группам читателей с разными потребностями.

1. Размещайте издания в зависимости от их ценности и уровня читательского спроса. При размещении фонда в том или ином зале важно учитывать ценность изданий и уровень читательского спроса:

  • новые и часто спрашиваемые издания — в открытом доступе в видимой доступности;
  • дублетные и реже спрашиваемые издания — в подсобных фондах залов;
  • издания длительного хранения и малоспрашиваемые — в отделе хранения основного фонда.

2. Располагайте особо важные и актуальные коллекции на линии движения читателей. В разделе «Ресурсы» мы упоминали международный проект Book Patchwork, в рамках которого происходит книгообмен молодёжной литературой с зарубежными библиотеками. В зале литературы на иностранных языках эта коллекция популярных книжных новинок, расставленная на полках по странам, пользуется невероятным спросом. И логично, что она выдвинута на «передний план» — находится на пути следования читателей из одного зала в другой. Мимо неё не пройти.
Аналогичным образом можно выдвигать вперёд другие востребованные читателями тематики.

3. Проводите регулярную ротацию фонда в открытом доступе. Речь идёт о регулярном, непрерывном обновлении отдельных частей фонда в залах обслуживания. Самые очевидные случаи — размещение новых поступлений за счёт изъятия из открытого доступа малоспрашиваемых изданий и «подтягивание» из хранения второго экземпляра выданной книги (возможно, уже не подлежащего выдаче на дом). Эти, казалось бы, простые действия (прежде всего, для зала художественной литературы) осуществляются отнюдь не везде.

И, безусловно, в составе и содержании фонда открытого доступа отражаются как изменения в общественной жизни страны, смена общественных, политических, экономических приоритетов, так и изменения в структуре спроса на те или иные темы, жанры, имена.

4. Обеспечивайте максимальную открытость и доступность ресурсов читателям с разными потребностями. Идея максимальной открытости и доступности фонда читателям напрямую связана с идеей создания на базе абонемента и читального зала единого зала обслуживания (универсального зала). На первый взгляд, особых проблем с тем, чтобы открыть фонд читателям, нет. Можно просто передвинуть кафедру. Но многие ещё помнят размещение фонда эпохи книжного дефицита (либо дефицита денег на закупку книг): самое ценное и новое — в читальном зале или в подсобке абонемента (чтобы не украли), в открытом доступе — ветхое, неактуальное и малоинтересное. Изменить «библиоцентристское» сознание библиотекарей, начинавших работать в советскую эпоху, бывает непросто. Да и объединение фондов — весьма трудоёмкое дело. Однако нельзя не отметить, что в последние годы полностью или частично открытые фонды появились уже в немалом числе библиотек.

Делаются попытки открыть весь фонд, ликвидируя при этом книгохранение или подсобный фонд. Это позволяет, по их мнению, решить задачу высвобождения помещений для публичных мероприятий, клубной работы — одним словом, увеличить пространство для общения людей.

Как можно эргономично реализовать эту задачу, мы видели в одной из публичных библиотек Квебека (Канада). Там весь 100-тысячный фонд выведен в один зал, поделённый разными визуальными способами на сегменты (в том числе есть зона для детей). Стеллажи — не выше 5 полок с метровыми расстояниями между ними. Книги все в прекрасном состоянии (каждая обложка с индексами на корешке закатана в полиэтиленовую плёнку). Как удалось так расставить? Пространство библиотеки было просторным и целостным.

А если библиотека размещена на небольшой площади, как этого можно добиться? Лишь увеличив число «книгомест» в зале. За счёт чего? Вы правы: добавив в залы новые стеллажи, уменьшив проходы между ними, увеличив число полок. Но делать этого не стоит: в отличие от книгохранения, главный в зале обслуживания — посетитель, и ему должно быть в нём удобно.

В последние 2—3 года наметилась тенденция, когда принципы размещения фондов в залах вырабатывают не библиотекари, исходя из своего видения ситуации, а им их диктуют дизайнеры. В ходе модернизации в залах многих публичных библиотек страны стали размещать стеллажи в 10–13 полок — часто до потолка. Появились полки с книгами над окнами, стали встраивать в стеллажи посадочные места и поверх них устанавливать лестницы, чтобы, стоя на них, дотянуться до верхней полки.

По задумке дизайнеров, у посетителя должно создаваться впечатление, будто он буквально погружён в мир книг. Но так мыслят именно дизайнеры, не знакомые с принятыми в мире подходами к библиотечному обслуживанию. Ведь при таком размещении фонда, при общем затруднённом доступе к нему напрочь игнорируются интересы и потребности, в частности, посетителей с ограниченными физическими возможностями. (Как-то мы спросили автора такого дизайнерского решения: «А как добираться до верхних полок, если под ними, по вашему проекту, будет стоять диван?». «Легко, — ответил он. — Нужно просто попросить людей на время подняться с дивана».) Поэтому стоит придерживаться правила: расстояние между стеллажами в общедоступных библиотеках должно быть не менее метра, а высота стеллажей — не более пяти-шести полок.

Говоря о Квебекской библиотеке, мы подчеркнули: в зале стояли только «актуальные», пользующиеся спросом, в хорошем состоянии книги. В принципе, в зарубежных публичных библиотеках в открытом доступе находятся книги, изданные в последние 5—10 лет, остальные уходят в депозитарии. А что мы часто видим на стеллажах в залах обслуживания? Старые, порой ветхие, «морально устаревшие», непрофильные издания — что скрывать, именно они пока составляют основу фонда большинства наших публичных библиотек.

5. Организуйте открытый доступ к фонду так, чтобы расстановка книг была интуитивно понятна пользователям. Библиотечные специалисты, заканчивавшие профильные вузы и колледжи, знают, что существует много видов расстановки фонда (содержательного типа, нормального типа, систематическая, тематическая, предметная, алфавитная, хронологическая, географическая, языковая, форматная, нумерационная, инвентарная, крепостная). На практике обычно сочетают два и более признака, наиболее характерных для фонда конкретной библиотеки. Примером может служить расстановка фонда художественной литературы. В качестве базовой в залах обслуживания принята расстановка в соответствии с библиотечной классификацией — как правило, в публичных библиотеках это ББК. Она известна и в целом понятна библиотекарям (без неё невозможна работа в режиме читального зала), но на абонементе найти по ББК книгу без помощи библиотекаря бывало очень сложно.

В условиях открытого доступа нужна более простая, интуитивно понятная пользователю расстановка книг на стеллажах — на языке потребностей и в понятиях, привычных для тех или иных социально-возрастных категорий пользователей библиотеки.

В РГБМ в отраслевых залах активно используется сочетание традиционной и «интуитивной» расстановок печатного фонда. Но если это достаточно просто реализовать в зале литературы по общественным и гуманитарным наукам, то в части естественных и технических наук это оказывается непростым делом. В настоящее время в этом зале книги на стеллажах, стоящих вдоль стен, расставлены по ББК (и рядом со стеллажами — разъяснения, где на полках размещён тот или иной шифр). В центре зала на низких стеллажах — названия разделов сформулированы на языке, понятном пользователям (техносфера, органическая химия, анатомия человека, туризм/путешествия, занимательно о науке и технике, рыбы и птицы, мода и т. п.).

Надо сказать, что библиотекари всё чаще заглядывают в книжные магазины, покупатели которых обычно выбирают книгу самостоятельно, и заимствуют нестандартные и рациональные способы размещения книг на полках в торговых залах. И это правильно.

Оптимальные условия для работы пользователей с печатными изданиями

Предложим ещё несколько советов, следование которым добавит «позитива» отношению людей к библиотеке как к месту, где учитывают их интересы, права, особенности, возможности.

1. Подавляющую часть фонда старайтесь выдавать на дом. К этому библиотекари приходят, когда объединяют фонды читального зала и абонемента. Вето, как правило, накладывается только на справочно-энциклопедические, редкие, особо ценные, книги в единственном экземпляре. При этом возникает вопрос: как выделить в общем фонде книги, которые нельзя брать на дом. Мы делали это достаточно просто: размещали на корешке книги небольшую яркую наклейку (например, использовали красный кружок на клеевой основе) и «подстраховывали» её соответствующим штампом зала на первой странице книги.

2. Создавайте для читателей специальные пространства и удобные места для работы с печатными и электронными материалами. Вряд ли сегодня стоит возражать против того, что на территории библиотеки в равной мере должны быть учтены интересы пришедших готовиться к занятиям и желающих просто отдохнуть за чтением хорошей книги.

Обычно в первом случае рабочие места приближены к фонду (удобно, когда они размещены между стеллажами), столы оснащены розетками для подключения личных электронных устройств. Но это не значит, что нужно «забивать» помещения стационарными столами со стульями. Для этого существуют складные стулья и мобильные столы (в РГБМ по мере увеличения числа людей, желающих работать с материалами в библиотеке, было организовано несколько десятков мобильных «посадочных мест»).

Иное дело — «свободное» чтение, чтение для души. Места, предназначенные для этого, должны предусматриваться не только в залах обслуживания, а на всём пространстве библиотеки (включая приспособленные для этого подоконники). Сегодня достаточно много незатратных способов сделать места чтения комфортными для людей.

Кое-что из арсенала РГБМ: локальный свет, маленькие подушки — под спину, подставки — под ноги, недорогие флисовые пледы — для тех, кто мёрзнет, «ведёрко» с нитками — для любителей вязания, даже простенькие мини-степперы — для тех, кто любит перемежать сидение на стуле с лёгким «бегом на месте»…

Оказалось, тот, кто читает книгу для удовольствия, как правило, не жаждет делать это в обществе себе подобных, а стремится найти уголок, своего рода «личное пространство». А что касается молодёжи, то здесь неизбежно возникает проблема поиска «парного места».

Одним словом, если мы хотим, чтобы люди оставались в библиотеке, нужны не только книги, которые хочется читать, но и удобные, комфортные места.

3. Не стоит переоценивать роль больших, постоянно действующих книжных выставок. Рекомендуем отойти от крупных, постоянно действующих тематических экспозиций, размещаемых часто под стеклом и при входе в библиотеку и имеющих, по мысли их организаторов, некую самостоятельную просветительскую функцию. Не стоит также пытаться выложить на любую выставку всё, что есть в фонде, имеющее отношение к её тематике. Это бывает правомерно в случае, если цель выставки — продемонстрировать тематическую полноту и временнýю глубину библиотечного собрания по тому или иному поводу.

Лучше делать выставки небольшими, располагать их в непосредственной близости к книжным полкам и на краткий срок, привязывая к событиям в общественной, культурной жизни страны (города, села), той или иной личности и другим актуальным событиям, происходящим как вне, так и внутри библиотеки.

Изменение функций сотрудников залов обслуживания

По нашему глубокому убеждению, в век активного, тотального распространения информации библиографы должны находиться именно в залах обслуживания. Не человек должен идти с запросом к библиографу, а тому следует быть рядом с пользователем. Современный человек настроен на комплексное обслуживание и хочет получить все информационно-библиотечные услуги в одном месте.
Возможно, кто-то сочтёт целесообразным последовать нашему примеру: вывести из структуры библиотеки справочно-библиографический отдел и ввести библиографов в залы обслуживания. Поскольку библиотекари и библиографы обладают разными профессиональными знаниями и навыками, задача администрации — предоставить им возможность пройти дополнительное обучение, овладеть навыками сложного, многоаспектного поиска информации.

Однако, решившись на такой шаг, нужно быть готовым к сопротивлению со стороны «старых кадров».

Вот как это проходило в РГБМ. В 2007 году из структуры библиотеки был выведен справочно-библиографический отдел, и его функции (вместе с фондом) были переданы залам обслуживания. Разумеется, для того времени столь решительный шаг был негативно воспринят сотрудниками библиотеки. Покуситься на целостность справочно-библиографического фонда! Но когда «отступать стало некуда», сотрудники отдела сами приняли решение и быстро перераспределили справочно-энциклопедические и библиографические издания по отраслевым залам.

На первом этапе в залах стояли две кафедры: библиотекаря и библиографа. За ними были закреплены разные функции. Спустя некоторое время, после прохождения достаточно серьёзной, регулярной дополнительной подготовки, все библиотекари овладели умением вести поиск информации разного уровня сложности и по разным источникам, а библиографы — логикой (и техникой) взаимодействия с пользователями в режиме «нон-стоп».

Идея ведения справочно-библиографического и информационного обслуживания в универсальных и отраслевых залах особенно хорошо начинает работать, когда в действие вступают технологии. И сегодня сотрудники залов занимаются, среди прочего, формированием заказов на комплектование фонда, редактированием электронного каталога под задачи зала, оцифровкой, ретроконверсией, сканированием обложек книг и т. п. А для посетителей они теперь в большей степени консультанты, просветители, организаторы чтения.

Целесообразно, чтобы все сотрудники залов обслуживания ежегодно сдавали своего рода небольшой экзамен на умение искать ответы на читательские запросы по печатному и электронному фондам, электронному каталогу, удалённым БД и сетевым ресурсам. Эти «проверки на прочность» стоит предварять циклом групповых и индивидуальных занятий — хорошо если в библиотеке есть свои специалисты, способные и научить, и принять «экзамен».

Учёт интересов нецелевых групп пользователей

У каждой библиотеки есть нецелевые группы пользователей. Это хорошо просматривается на примере специализированных библиотек.

У детской библиотеки целевыми группами являются дети: их интересам и потребностям соответствует фонд библиотеки, определённым образом оформляется и организуется пространство библиотеки, ради них проводятся основные мероприятия. И тот факт, что всё больше внимания уделяется родителям (подбирается литература, проводятся разного рода беседы, лекции и прочее), всё равно не делает тех равноправными целевыми потребителями услуг детской библиотеки. Здесь взрослые выступают в конкретной социальной роли — родителей, через них происходит, как правило, взаимодействие библиотекаря с маленькими читателями. Ещё совсем недавно родители в ожидании детей, с которыми занимались библиотекари, скучали в коридоре. В последнее время в некоторых детских библиотеках создаются так называемые родительские залы. Иное дело — семейные библиотеки. Для них в равной мере важны и родители, и дети.

В молодёжной библиотеке, наоборот, дети, приходящие с молодыми родителями, — нецелевая группа пользователей, но забота о ней, проявленная библиотекой, облегчает взрослому доступ к её ресурсам и услугам. Вместе с тем, если библиотека, куда мама или папа привели ребёнка, им самим нравится, это, как правило, служит для того хорошим примером. Поэтому наличие в молодёжной библиотеке детской комнаты — благо для всех: и для родителей, и для детей, и для будущего самой библиотеки.

Для молодёжной библиотеки нецелевыми группами являются также люди пожилого возраста. Честно признаемся, до 2007 года, когда в РГБМ началась «перестройка», сюда ходили в меньшей степени школьники за программной литературой и в большей — пожилые люди из расположенных рядом домов. Вся обстановка библиотеки соответствовала этому. Тогда нам предстояло не только реконструировать пространство библиотеки, но создать новый её образ, который был бы близок именно молодёжной аудитории.

На первом этапе делалась попытка выделить отдельное помещение для пожилых людей, которые задерживались в библиотеке в основном ради чтения свежей периодики. Очень быстро мы поняли, что это не проявление уважения к интересам этой группы пользователей, а, скорее, их дискриминация.

Да, многое в новом облике библиотеки вначале не нравилось и даже раздражало пожилых людей. Но прошло время, изменилось отношение в обществе к возрасту, старшее поколение стало получать удовольствие от пребывания в среде более молодых. И тогда библиотека стала специальным образом учитывать интересы этой немногочисленной, но уважаемой нецелевой группы пользователей.

В зарубежных публичных библиотеках, как мы знаем, есть отдельные пространства для детей, подростков, молодёжи. Такой комплексный учёт интересов разных возрастных групп пользователей начинает преобладать и при модернизации российских публичных библиотек. Именно это отражено в требованиях для российских дизайнеров, разрабатывающих проекты новых библиотек, о которых мы говорили в начале раздела.

Учёт особенностей поведения и обеспечение психологической комфортности пребывания

Фактически всё сказанное выше имеет прямое отношение к одному из основных принципов организации пространства библиотеки — зонированию. Если помните, в числе требований к дизайн-проектам было следующее: функциональное зонирование пространств библиотек должно обеспечивать комфортное пребывание для всех возрастных групп (дети, подростки, взрослые), а также учитывать шумовой и температурно-влажностный режимы помещений.

Скажем больше, с учёта особенностей поведения людей (а мы-то с вами знаем, насколько они разные, посетители наших библиотек) и обеспечения для каждого психологической комфортности и начинается конструирование пространства библиотеки.

Приведём опять близкий нам пример РГБМ. Человек входит в библиотеку, попадает в фойе, из которого ведут две «дороги»: налево и направо (библиотека занимает весь первый этаж 8-этажного дома, и длина «взлётной полосы», как когда-то назвали дорожку из одного конца библиотеки в другой, около 200 метров).

Повернёшь налево — попадёшь в зону так называемого делового чтения, предназначенную для спокойной, требующей тишины работы, прежде всего, в целях самообразования и подготовки к учебным занятиям (там литература по общественным, гуманитарным, естественным и техническим наукам, на иностранных языках). «Из зала в зал переходя», попадаешь в последний под названием «101 точка чтения». Он предназначен для совсем тихого чтения…

Пойдя направо, попадаешь в зону досугового (свободного) чтения, где можно вести себя более раскованно. Тут сосредоточены специализированные залы и службы, предоставляющие дополнительные услуги. Здесь работают фрилансеры, занимаются со своими подопечными репетиторы, будущие архитекторы и дизайнеры работают с графическими программами. Кто-то слушает и записывает музыку, рисует, играет в шахматы, читает комиксы, рассматривает редкие книги, родители занимаются с детьми. В отдельной комнате часто небольшие группы готовят совместные проекты — споры бывают бурными. Здесь же расположены кафе, книжная лавка, отдел оперативной полиграфии. И в конце этой «линейки» — зал художественной литературы и искусства, где уже стоит умерить свою потребность в общении — тут тоже есть те, кто много и углубленно читает. Но здесь также смотрят видеофильмы, упражняются на электропианино, слушают аудиокниги — обязательно в наушниках.

Как уже говорилось, сначала человек формирует среду, затем среда воздействует на человека и предлагает свои правила поведения в ней.

Обеспечение правил поведения, интуитивно понятных посетителям

Как-то ещё в 90-е, будучи в Германии, мы обратили внимание на детишек, которые ехали на велосипедах. К багажнику был прикреплен флагшток с опознавательным флажком, который был выше голов пешеходов. Тем самым ребёнок на велосипеде становился заметен в толпе. И вот тогда один наш коллега сказал: «Видите? И мы должны поддерживать порядок не организационными, а технологическими методами». Иными словами, с помощью технологий делать так, чтобы поступить неправильно было бы просто невозможно, и относиться к людям так, будто они никогда и не собирались поступить неправильно.

Например, RFID позволяет ходить с книгами, своими и библиотечными, по всему пространству библиотеки. А установленная в зале телефонная будка «а-ля Лондон» с выходом в городскую сеть служит также для разговора по мобильному телефону. И это понятно каждому без слов.

Это, так сказать, технологические методы регулирования поведения человека. А организационные — это запрещения и назойливые предупреждения, о которые подчас «спотыкаются» посетители библиотеки.

Хотя всегда найдётся человек, общение с которым заставляет вносить в «Правила поведения пользователей в библиотеке» некое новое ограничение. Разумные ограничения, безусловно, должны быть. Наш опыт показал, что сложно учесть все возможные действия, не совместимые с «нормами общежития», которые способен совершить человек, но стараться нужно. Сегодня всех «нарушителей» интересует документальное подтверждение правомерности или неправомерности их действий.

Далее. Каждый из нас по себе знает, насколько тяжело бывает ориентироваться в незнакомом или сложно «сконструированном» пространстве. (Здесь мы не рассматриваем проблему передвижения по библиотеке слабовидящих и незрячих.)

Для этого существует навигация по библиотеке — потолочная, напольная, уличная, навигация в виде стендов. Она не должна вызывать затруднения, часто бывает важным на подступах к библиотеке расставить поясняющие указатели. Установка же уличной навигации (в нашем случае — три указателя в метро: на станции, в переходах и у выхода) требует согласований с городскими структурами.

Кроме того, все помещения, куда есть доступ для посетителей, должны иметь чёткое указание на его предназначение, часто для этого используется инфографика. (В РГБМ есть залы, окрашенные в разные цвета, и длительное время по полу «шли» разноцветные пунктиры, каждый из которых «утыкался» в «свой» зал.)

Часто в некоторых местах библиотеки размещают направляющие таблички (стойки со стрелками), которые ориентируют уже в местах предоставления тех или иных услуг или проведения мероприятий. А если позволяют финансовые возможности, то для этих целей хорошо использовать электронное информирование (плазменные телевизоры или информационные панели).

Наконец, в ряде библиотек не решена до конца задача размежевания открытой для пользователей и служебной зон. Такое мы наблюдали даже в новых, только выстроенных зданиях библиотек. Поэтому первым нашим принципиальным решением по изменению пространства библиотеки было отсечение служебной зоны от пользовательской. В настоящее время проход из зоны в зону осуществляется по электронному ключу. Кроме того, там стоят дополнительные радиочастотные ворота, защищающие фонд от несанкционированного выноса.

Это важно не только для организации работы сотрудников и посетителей, но и для минимизации числа запретов.

Данная публикация — фрагмент популярной книги И.Б. Михновой и А.А. Пурника «Эффективная библиотека, или Как обустроить библиотеку и сделать её нужной людям» (М.: РГБМ, 2018)

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*