Инклюзивные проекты в библиотеке: новые подходы и точки развития

Юлия Наумова

Тема инклюзивных программ в сфере культуры остаётся одной из приоритетных и продолжает привлекать внимание профессионального сообщества, специалистов общественных организаций и, что особенно важно, самих посетителей, в том числе людей с ограниченными возможностями здоровья. Благодаря такому вниманию к теме и растущему числу проектов и программ, которые направлены на решение конкретных проблем в сфере инклюзии, происходят существенные изменения — в методах и подходах, принципах, языке описания и общения с аудиторией, акцентах, и в целом — в общественном сознании.

Сейчас у нас есть хорошая возможность не просто наблюдать все эти изменения, но, с учётом накопленного опыта и знаний, «нащупать» свой путь развития и подходы к работе с разными посетителями. Одним словом, быть активными участниками важных процессов, формирующих новые направления в сфере инклюзии. В Российской государственной библиотеке для молодёжи такая целенаправленная работа ведётся на протяжении многих лет, а с начала 2020 года она объединена в новую большую программу —  Лабораторию инклюзивных и социальных практик, о которой скажем чуть позже. 

На одной из лекций, прошедшей в рамках социального лектория «Инклюзивная лаборатория» РГБМ, менеджер по пользовательскому опыту Политехнического музея Полина Чубарь отметила, что от создания архитектурной доступности среды и наполнения её инклюзивными программами с учётом особенностей людей с инвалидностью выигрывают все —  и молодые родители с ребёнком на руках, и люди пожилого возраста со сниженным слухом и зрением, и активные школьники, и молодёжь. Логика проста: если блага, созданные с учётом особенностей отдельной категории посетителей, могут удовлетворить потребности всех и сделать их пребывание в музее комфортным, то и акцент лишь на людях с особенностями делать ни к чему. 

Эта идея лежит в основе универсального дизайна —  популярного направления в проектировании и создании городских объектов и внутренних пространств для пользователей вне зависимости от каких-либо физических, возрастных или других факторов. 

Такая оптика, со смещением, или точнее —  расширением, фокуса с особенностей и потребностей одной группы людей на потребности всего общества, позволяет по-другому наполнить «архитектуру» содержанием: уйти от привычных рамок, создавать функциональные проекты, давая право выбора, и говорить с аудиторией на равных, быть с ней в диалоге. 

Говоря о развитии архитектурной, физической доступности, создание которой по факту является первым этапом на пути к развивающей комфортной среде для обучения и саморазвития молодых людей, нужно упомянуть и о развитии инклюзивного волонтёрства.

 Конечно, дело здесь не ограничивается доступностью среды. Для развития инклюзивного волонтёрства, как и любого другого по большому счёту, необходимо наполнение созданного пространства качественным содержанием —  нужны программы и проекты, в которых молодые люди хотели бы участвовать, о которых хотелось бы рассказывать обществу и при этом чувствовать свою причастность и значимость.

Другое важное изменение, которое произошло в последние пять лет и отразилось в реализации инклюзивных программ, —  привлечение людей с инвалидностью к обсуждению, организации и экспертной оценке проектов и программ, направленных на решение проблем обучения, социализации, культурной адаптации и повышения уровня мотивации людей с инвалидностью.

В разных учреждениях культуры принцип «Ничего для нас без нас!», являющийся основополагающим принципом Конвенции ООН о правах инвалидов, реализуется по-разному, но узнать мнение и оценку тех, чьи интересы и потребности учитываются при разработке инклюзивных проектов, —  одна из главных методических рекомендаций по созданию инклюзивной программы в любом учреждении культуры.

Например, Политехнический музей создал инклюзивную программу «Разные люди – новый музей», в рамках которой работает Совет по доступности. В него входят 12 экспертов из разных городов России — представители общественных организаций, специалисты по универсальному дизайну, исследователи, активисты, руководители инклюзивных проектов — все они люди с разными формами инвалидности. 

Совет по доступности играет ключевую роль в разработке всех мероприятий, не только оценивая, но и создавая повестку инклюзивных событий в Политехническом музее. В формате аналогичного партнёрства работают инклюзивные отделы многих крупных московских музеев, таких как Третьяковская галерея, Музей современного искусства «Гараж» и другие. К слову сказать, инклюзивные отделы (в некоторых случаях с отдельными направлениями) тоже являются относительно новым явлением в учреждениях культуры. К счастью, в последние лет пять наладилась отличная работа с профильными некоммерческими организациями, а также межсекторное взаимодействие на хорошем уровне, что даёт возможность обмениваться опытом, а библиотекам в регионах становиться партнёрами региональных НКО и привлекать их специалистов и подопечных в качестве экспертов и консультантов по доступности.

Ещё совсем недавно в нашем профессиональном лексиконе не было терминов «нейротипичные» и «нейроотличные» люди, которыми сегодня принято называть людей без каких-либо психических расстройств, то есть находящихся в пределах относительной психической нормы, и людей с ментальными нарушениями развития соответственно. О терминологии мы говорим здесь неслучайно — именно поиск и включение новых терминов, на наш взгляд, хорошо показывает большой интерес к теме ментальной инвалидности и важность обсуждения новых подходов работы с такой категорией посетителей. 

Существенным изменением в сфере инклюзии стал поворот к проблеме так называемой невидимой инвалидности, а именно поиск подходов и методов работы с посетителями, имеющими ментальные нарушения развития, которые, как правило, не видны обычному горожанину. Теперь-то мы понимаем, что особенности нейроотличных людей очень разнообразны, иногда их можно принять за невоспитанность, неподобающее состояние или, что ещё хуже, расценить как агрессивное отношение к окружающим и намерение нанести вред. Именно незнание особенностей коммуникативного и социального поведения людей с ментальными нарушениями развития является главной причиной общественного неприятия, стереотипов и предрассудков, порождающих страхи, а часто и агрессию к ним. Поэтому первым шагом в решении проблемы стали просветительские программы, лектории и мероприятия с участием людей с ментальными нарушениями от профильных НКО и реабилитационных центров. Библиотеки и другие учреждения культуры также приняли вызов и ведут активную работу в этом направлении. 

В РГБМ, например, создан социальный лекторий «Инклюзивная лаборатория», который, в том числе, решает проблему повышения уровня информированности общества о проблемах в сфере инклюзии.

Сложность заключается ещё и в том, что нейроотличные люди не ощущают себя в безопасности там, где, как казалось бы, всё создано для них, — выставки, специальные экскурсии, уютные залы, интересные мероприятия и прочее. До недавнего времени они просто не посещали учреждения культуры, стараясь избегать публичных мест. 

Одним из подходов в решении этой проблемы стало создание комплексных программ инклюзивных событий в учреждениях культуры, в которых большую роль играет подготовительная работа: 

  • подготовка различных методических материалов для сопровождающих и специалистов;
  • изготовление специальных предметов, сенсорных наборов, например, сенсорных сумок, специальной техники и оборудования;
  • подготовка и размещение на сайте социальных историй, визуальных навигаторов, карт сенсорной безопасности для ознакомления до или во время мероприятия;
  • адаптация выставочного пространства и подготовка сенсорно успокаивающих комнат и т.д.

Стоит отметить, что в этом направлении музеи оказались на шаг впереди: их работа напрямую связана с восприятием искусства через визуальный, аудиальный или тактильный каналы восприятия, и люди с ментальными особенностями могут по ним перегружаться.

Учитывая описанные изменения в сфере инклюзии и принимая социальные вызовы, РГБМ ведёт работу во всех перечисленных направлениях. Лаборатория инклюзивных и социальных практик РГБМ включает работу с разными категориями людей с инвалидностью и с профессиональным сообществом в формате проектов, лекториев, семинаров, фестивалей инклюзивных событий и т.д. 

Главная задача Лаборатории — создать органичные условия и поводы для взаимодействия всех участников инклюзивных программ (людей с инвалидностью, специалистов, сотрудников учреждений культуры, волонтёров) и наладить между ними плодотворный диалог для совместного поиска идей в решении социальных задач. Также Лаборатория способствует тому, чтобы люди с ограниченными возможностями здоровья стали проактивными творцами собственной жизни и получили возможность оказаться в роли не только благополучателей, но и организаторов, активных участников и экспертов. 

В этом же направлении ведёт работу упомянутый выше просветительский и мотивационный лекторий «Инклюзивная лаборатория»,  в рамках которого мы говорим о принципах создания эффективной инклюзивной среды в современном обществе, о развитии различных инициатив и проектов с целью вовлечения специалистов и людей с ОВЗ в решение социальных проблем с использованием всех ресурсов библиотеки. 


 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*