«Красная элита»: итак, цвет крови?..

Валерий Бондаренко

В немалой степени предтеча Леонида Млечина в этой теме Лариса Васильева от книги к книге заметно сбавляла тон, с задорного «желтяка» перейдя к почти мемориальным заплачкам. То ли ей порекомендовали быть покорректней, то ли сам материал вынудил стать такой… Млечин — мужчина, и слишком явно вибрировать в такт меняющейся «погоде в доме» он как-то остерегается. Хотя, конечно, либерал (в принятых у нас более чем условных координатах) он аккуратно стойкий, в этом Леониду Михайловичу не откажешь.

Итак, перед нами «Вожди СССР»  (М.: Молодая гвардия, 2020.  Серия «ЖЗЛ») —  книга своеобразная. Её автор Леонид Млечин решил выдать под одной обложкой биографии всех лидеров СССР от Ленина до Горбачева, включая и тех, кто помаячил на властном Олимпе в качестве верховного небожителя совсем ничего. Большая часть сведений в ней так или иначе отлично знакома «любителям темы», более-менее свеженькое для себя они смогут открыть разве что в главах, посвящённых малоизвестным Георгию Маленкову и Константину Черненко. Книга рассчитана, пожалуй, на относительно молодое поколение, для которого и Ленин-то жил «где-то между 1930-ми и 60-ми». Так что невольно перед нами и сжатый обзор всего советского периода отечественной истории, этакий биографически-исторический ликбез.

Автор помнит о своём читателе, трогательно заботится о нём как опытный старший товарищ, переводя на язык доступной житейской мудрости моменты грандиозной исторической значимости. Вот например: «Кто знает, будь у него (Ленина. —  В. Б.) любящая и любимая жена, полноценная семья, дети, —  и тогда революция, Гражданская война, советская власть не оказались бы такими кровавыми? Впрочем, возможно, если бы у него нашлось желание проводить время в кругу семьи, заниматься женой и детьми, революции вообще бы не случилось». Вот она, роль-то личности в истории! Эх, с Надеждой Константиновной не одному вождю, стало быть, не свезло…

Этот внешне тёплый, задушевный, свойский тон весьма и весьма лукав, как видим: тектонические сдвиги в судьбах страны, оказывается, напрямую связаны «лишь» с проблемами отдельно взятой революционно настроенной (но сексуально недоустроенной) особи.

Впрочем, таких сокрушительных открытий Млечин, кажется, себе больше не позволяет… Он всё же рассматривает своих героев в увязке с той системой, которую они создали и которая их самих, своих творцов, приносила в жертву собственной, отдельной уже от их воли, логике. Так, «историки уверены, что если бы по счастливой случайности Ленину стало лучше и он сам появился на XII съезде с настоятельным предложением сместить Сталина с поста генерального секретаря, делегаты бы его поддержали». А если нет, резонно (как кажется мне) вопрошает Млечин: «Зачем же секретарям губкомов, которые формировали делегации на съезд, голосовать против того, кто их выдвинул?», то есть против их прямого начальника, главы госаппарата т. Сталина.

Как видим, бытовой, житейский, «обывательский» подход Млечина бывает и самым прямым путём к исторической истине. А сколько было сломано копий предыдущими поколениями авторов, всерьёз полагавших, что существует коренное, судьбоносное различие между «ленинским» путём и «сталинским» роковым его искажением!.. Вот уж когда «большое видится на расстоянии», и это расстояние —  опыт поколения не совсем уже и советского, «млечинского»…

«Наивный» молодой читатель поразится, конечно, тому, насколько низок был образовательный уровень большинства советских руководителей, что, кстати, определяло их и в самом деле роковые для страны «косяки». Ни Хрущёв, ни Брежнев, ни Андропов, ни, в конце концов, Горбачёв не слишком «соображали» в экономике (в чём простодушно и признавались). Но ведь и Ленин —  юрист, но ведь и Сталин —  семинарист, способный сладостные фиоритуры Ивана Козловского оценить гораздо тоньше, чем экономические выкладки Александра Чаянова.

По сути, советский эксперимент создавался по мановению руки дилетантов, а подчас и профессионально малограмотных людей. В чём все они так или иначе были профи —  так это в искусстве политической интриги. Это Млечин исследует, пожалуй, особенно пристально, «со вкусом», засучив рукава. Например, мы узнаём, что курс на повышение уровня жизни многострадальных советских граждан провозгласил вовсе не Хрущев и не Брежнев, а Маленков —  за что, кстати, конкурентом Хрущёвым и был сперва разоблачён и «съеден»! Или вот вам известный и до сих пор культивируемый миф о реформаторских замыслах Юрия Андропова —  на мой взгляд, автор довольно убедительно камня на камне не оставляет от него.

Впрочем, без кумиров и Млечин не обошёлся. Завершает книгу защитительная статья о Горбачёве и его Раисе Максимовне. Для этой «первой леди» у автора нашлось как-то особенно много тёплых слов, хотя не любили её не за элегантные туалеты, а за бестактный «училкин» тон, прежде всего. И обильные цитаты из её интервью лишь подчёркивают фальшивый назидательный пафос, напыщенные трюизмы, сходные со стильком дамских романчиков, всю эту странную смесь из вельможной спеси и просвещенческих претензий нашей недоинтеллигенции. 

Да уж, знаете ли, достойный финал обзора советского номенклатурного опыта. Впрочем, по мощам и елей…


 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*