Родина Тимура – Булдури

Далия ТРУСКИНОВСКАЯ

Детская пожарная дружина на марш-параде. 1911–1912

 

Нынешние дети, пожалуй, даже не подозревают, что много лет назад их прабабушки и прадедушки зачитывались повестью Аркадия Гайдара «Тимур и его команда». История мальчика Тимура, который объединил хороших ребят для борьбы с плохими ребятами и тайной помощи семьям красных командиров, была настолько популярна, что повсюду возникали отряды тимуровцев. Повесть была опубликована незадолго до начала Великой Отечественной войны, и тимуровское движение возникло очень кстати — ребята честно трудились в тылу.

Аркадий Гайдар, человек сложный, с непростой биографией, детей действительно знал и любил. И ему сильно не нравилось, что происходило с пионерской организацией в тридцатые годы. Она забюрократизировалась…

Повесть была яростным протестом против формализма и скуки пионерской жизни. Гайдар умудрился пропитать её духом романтики, тайны и бескорыстного подвига — пусть маленького, но ежедневного. Была там и борьба добра со злом — отряд Тимура воевал с бандой хулигана Мишки Квакина.

А потом литературоведы стали разбираться — что могло лечь в основу приключений Тимура и его команды. Первое, что бросалось в глаза, — скаутинг.

Движение скаутов возникло в 1907 году. Есть у него свой отец-основатель — англичанин, полковник сэр Роберт Стефенсон Смит Баден-Пауэлл. Полковник преследовал практическую цель — организовать допризывную подготовку английских мальчиков. О проблеме детского досуга он меньше беспокоился — это дело учителей в школах и гимназиях.

В России появился свой отец-основатель, тоже полковник — Олег Иванович Пантюхов. А первый «легион юных разведчиков» организовал в Санкт-Петербурге преподаватель латыни Василий Григорьевич Янчевецкий. «Преподаватель латыни» — эти слова сразу вызывают из памяти унылого и занудливого чеховского персонажа. Но Янчевский был неугомонным путешественником, пешком странствовал по России, объездил чуть ли не всю Среднюю Азию, а во время Русско-японской войны в 1905—1906 годах был военным корреспондентом Санкт-Петербургского телеграфного агентства на Дальнем востоке. Кстати, латынь он преподавал гимназистам ещё и в Киеве, и в Риге. А впоследствии стал писать исторические романы под псевдонимом «Василий Ян».

И.Н. Жуков, один из идеологов и организаторов «скаутского движения» в России, в книге «Русский скаутизм» писал, что «у нас в России … организация юных разведчиков не есть организация военная … а организация рыцарская. Привить юношам рыцарское отношение к окружающим, любовь и преданность Родине, заботливое и благожелательное отношение ко всем людям — вот задачи, которые объединяют» скаутов.

Царь Николай II заинтересовался движением скаутов и приказал перевести книгу Баден-Пауэлла на русский язык, более того — её издали в типографии Главного штаба. Но хорошую идею попытались реализовать бюрократы — их тогда хватало. Кто-то в верхах додумался организовать движение «потешных» — в память о двух «потешных» полках Петра I, из которых выросла российская армия. Предполагалось, что дети будут проходить строевую и начальную военную подготовку. О том, что в работе с детьми необходим игровой элемент, бюрократы, видимо, не знали — движение потерпело крах. Были и другие попытки. Очень увлекалась в начале ХХ века организацией детского досуга интеллигенция. Она создавала детские клубы и мастерские, загородные летние «колонии труда». Речь шла о самореализации детей в труде и творчестве.

 

Отряд потешных бойскаутов. В центре – Олег Иванович Пантюхов

Что объединяло все эти скаутские и прочие общественные детские организации? Одно — инициатива шла сверху. Взрослые решили растить юных следопытов и разведчиков — детям были предложены отряды скаутов. Взрослые решили растить юных техников, агрономов, художников — извольте, в 1907 году появилось общество «Детский труд и отдых», которое впоследствии даже получило государственную дотацию от Министерства народного просвещения. Детей особо не спрашивали, чего они желают.

А меж тем в России был случай, когда именно инициатива мальчишек легла в основу нового движения. Началось всё это на Рижском взморье, которое тогда называли на немецкий лад «штранд». Этот «штранд» был модным местом отдыха жителей Санкт-Петербурга, хотя, казалось бы, у них есть свой Финский залив, и российской глубинки. Нередко туда приезжали и сибиряки.

До сих пор в Юрмале сохранилось немало очаровательных деревянных дачек с витражными окнами веранд и непременной башенкой. А тогда их, разумеется, было большинство, и пожары случались довольно часто.

Побережье – длинное, транспортное средство у пожарных — лошади, телефонов тоже раз, два и обчёлся. Пока доедут, пока размотают шланги брандспойтов, пока найдут колодец или пруд, чтобы установить насос и качать воду, — от здания останутся одни головешки.

В XIX веке были и добровольные пожарные дружины. В конце 1864 года Иван Химиллери с единомышленниками учредили добровольное пожарное общество. Боевое крещение рижская команда добровольцев получила 17 мая 1865 года — тушила пожар на Александровской улице (ныне — Бривибас). Этот день теперь отмечается как праздник латвийских пожарных и спасателей.

Но вернёмся на «штранд». Там летом собиралось немало ребятишек — от младенцев до гимназистов выпускного класса, которые уже бреются. Особых развлечений мальчикам «штранд» не предоставлял: вот море — купайтесь, вот лес — играйте в войну и кидайтесь шишками, вот цирк-шапито Саламонского в Дубельне — развлекайтесь, пока не надоест. Выезжали на «штранд» они обычно с матерями и старшими родственницами, отцов никто бы со службы на всё лето не отпустил, а мама заботится в основном о том, чтобы хорошо накормить семейство. И вот очередной пожар навёл заскучавших ребят на мысль о собственной добровольной дружине.

Возможно, они позавидовали сверкающим каскам и бравому виду взрослых пожарных.

И вот мальчики от 7 до 14 лет, сыновья дачников, живших в Бильдерингсгофе (ныне — Булдури), объединились в тайное вольное пожарное общество. Сами они бюрократических бумаг сочинять не умели и как-то раздобыли устав взрослого добровольного общества. Началась романтика — секретные собрания, тайные тренировки, стремительные сборы «по цепочке» с тайными знаками и всякими приключениями. Ни одна мама не пришла бы в восторг от желания сына тушить пожары. А что должен был уметь пожарный? Ловко управляться с багром, топором и тяжёлым ломом, растаскивая горящие стены и крышу, лазить по лестницам. Таскать тяжёлые ведра с водой, не обливаясь с головы до ног, — тоже искусство, в гимназиях не проходили…

В команде появились свои «профессионалы». Возглавлял команду в 1892 году 14-летний сын жандармского полковника фон Плато — и, беря пример с папеньки, ввёл строжайшую дисциплину. Это никого не раздражало — таким было условие игры. Тогда было в ходу выражение «спать, как пожарный» — считалось, что эти люди в перерывах между пожарами главным образом отсыпаются. Но мальчики учились пожарному делу всерьёз.

Несколько раз юные романтики первыми успевали прибежать к пожару и оказать реальную помощь. На них обратили внимание старшие. Идея понравилась. Пожарное общество «штранда» взяло ребят под крыло, стало для них дважды в неделю устраивать учения и манёвры, обучать обращению с инструментами и оказанию первой помощи пострадавшим. А затем отряды юных пожарных стали возникать по всей России.

Конечно же, и тут к благому начинанию приклеились чиновники и бюрократы — куда же без них. Но начало было замечательным, и история юных пожарных из Бильдерингсгофа ещё ждёт своего Гайдара.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*