Лада Талызина: Двигаясь вместе

@garagemca

 

Зачем нужны инклюзивные программы в музеях и учреждениях культуры? Какие изменения происходят в обществе по отношению к людям с интеллектуальными особенностями развития? Об этом и о многом другом поговорил наш корреспондент с менеджером инклюзивного отдела Музея современного искусства «Гараж» Ладой Талызиной.

 
— Музей современного искусства «Гараж» хорошо известен москвичам своими проектами, выставками и программами, в том числе там успешно реализуются программы для разных категорий людей с инвалидностью. Расскажите о них подробнее.

— На первый план в работе инклюзивного отдела выходит не создание специальных программ или же мероприятий для людей с инвалидностью, а адаптация существующих форматов публичной программы Музея. Так происходит потому, что работа с людьми с инвалидностью в музее или в любом другом учреждении — это предоставление стандартного доступа к услугам и информации: это не благотворительность или помощь. Это важно объяснять и коллегам, и аудитории, и СМИ. Например, в настоящее время лекции в рамках публичной программы переводятся на русский жестовый язык. Кроме того, на нашем сайте и канале доступны лекции Ирины Кулик из цикла «Несимметричные подобия» с тифлокомментарием и переводом на жестовый язык.

— В одном из своих выступлений вы упомянули о создании первого в России отдела музейных инклюзивных программ в музее «Гараж». Почему это стало необходимо и какие направления работы данного отдела можно выделить?

— Инклюзивный отдел в «Гараже» появился в тот момент, когда Музей был к этому готов. Всё развивается постепенно, к каждому новому виду деятельности и направлению работы можно подготовиться только со временем. Музей начал свою работу в 2008 году, но чтобы приступить к систематизированной и продуманной работе не только со взрослыми посетителями, но и с подростками, понадобилось время. Лишь в 2015 году Музей стал готов к тому, чтобы работать с людьми с инвалидностью. Для того чтобы грамотно выстроить дальнейший план действий, «Гараж» стал привлекать российских и зарубежных специалистов. В процессе их набора удалось выделить три основных направления: работа с глухими и слабослышащими, с незрячими и слабовидящими посетителями, а затем при поддержке фонда «Выход» Музей начал проводить мероприятия для посетителей с особенностями интеллектуального развития. К направлениям работы инклюзивного отдела также можно отнести адаптацию здания и выставочных пространств для посетителей с инвалидностью, обучение сотрудников Музея взаимодействию с этой категорией граждан и работу с профессиональным сообществом. Например, в «Гараже» проводится ежегодный тренинг «Музей ощущений» для специалистов, работающих с людьми с инвалидностью. В сентябре 2018 года его планируется провести уже в четвертый раз.

— Какие достижения работы инклюзивного отдела вы можете отметить и планируются ли новые программы и проекты?

— За прошедшие три года работы инклюзивного отдела было создано 22 адаптированных выставочных проекта; адаптирован курс «Архитектура. Доступно» для глухих и слабослышащих и слепоглухих участников; в 2016 году организована выставка «Единомышленники» с привлечением людей с разными формами инвалидности в качестве рабочей группы проекта; реализована инклюзивная программа к выставке «Единомышленники» в екатеринбургском Ельцин Центре в 2017 году; подготовлены инклюзивные и адаптированные мероприятия в рамках «ЭКСПО-2017» в Астане; адаптированы инсталляции Ирины Кориной с использованием VR-технологий для посетителей, передвигающихся на инвалидных колясках.

Подробнее имеет смысл остановиться на завершившемся в конце 2017 года курсе подготовки глухих экскурсоводов, который стартовал в ноябре 2016 года. Программа обучения, разработанная экспертами «Гаража», включала в себя пять образовательных модулей, а также практику в ведущих музеях Москвы, в том числе в Московском музее современного искусства, Государственной Третьяковской галерее и Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Выпускниками курса стали девять человек, которые планируют продолжать сотрудничество с различными московскими культурными институциями.

Второй проект важен для меня как специалиста по работе с посетителями с особенностями интеллектуального развития — «С музеем на ты», проходивший весной 2017 года в Музее «Гараж». Это профориентационный курс для взрослых людей с особенностями интеллектуального развития. Так, к сожалению, сложилось, что современное искусство не было доступным людям с особенностями интеллектуального развития, их родителям или опекунам, но во время цикла профориентационных занятий, кажется, удалось продемонстрировать, что в наше время музей — это не просто выставка, а место для досуга и приобретения нового опыта. Во время курса участники знакомились с сотрудниками разных отделов Музея, узнавали об их работе, о необходимых навыках и знаниях для того, чтобы в будущем овладеть такой же или схожей профессией — технический работник, смотритель, сотрудник гардероба и т.д.

Этот проект планируется реализовывать и в этом году, но уже на базе одного из закрытых государственных учреждений для взрослых людей с инвалидностью.

— С 2015 года Музей современного искусства «Гараж» стал участником программы «Аутизм. Дружелюбная среда». Расскажите об основных принципах данной программы.

— Работа с людьми с аутизмом в Музее ведётся по двум направлениям: социализация и приобретение новых знаний. Обеих целей можно достигнуть только в том случае, если человек чувствует себя комфортно во время посещения.

Для того чтобы визит не вызывал сильного стресса у человека с аутизмом или другими особенностями интеллектуального развития, существует определённый инструментарий. У ребёнка или взрослого есть возможность заранее получить информацию о месте и мероприятии — на сайте Музея размещена социальная история. Чтобы содержание социальной истории больше подходило под конкретную ситуацию, в «Гараже» их две — индивидуальная (для тех, кто пришёл самостоятельно) и для групп.
Стрессовые ситуации может также вызвать контакт с незнакомыми людьми. Сотрудники гардероба, стойки информации, службы безопасности, смотрители или экскурсоводы могут просто по незнанию допустить ошибки во время общения с посетителем с особенностями интеллектуального развития. Специалисты инклюзивного отдела перед началом каждого нового выставочного сезона — в среднем раз в три месяца — проводят тренинги для сотрудников, взаимодействующих с посетителями. Основными темами подобных занятий становятся: этикет общения с посетителями с инвалидностью, терминология и рабочие моменты в рамках той или иной выставки.

Не менее важным моментом становится адаптация пространства Музея — создание тихой комнаты, мониторинг шумных работ, проводимых в Музее, и так далее.

— Какие изменения в работе Музея и сотрудников оказались необходимы для реализации программы «Аутизм. Дружелюбная среда», и что изменилось для посетителей с особенностями интеллектуального развития с её запуском?

— Здесь мне хотелось бы вспомнить время, когда мероприятия для людей с особенностями интеллектуального развития начинались до открытия Музея для посетителей. Так было в первый год после запуска этого направления работы, и в целом это был успешный опыт, но, к сожалению, когда Музей ещё закрыт для широкой аудитории и ещё не все сотрудники приступили к своей работе, социализация проходит не так успешно. В дальнейшем от такой практики было решено отказаться. Сейчас для подобных мероприятий просто выбираются дни и часы, когда в Музее меньше людей и не предполагаются очереди в кассы и гардероб.

Благодаря началу реализации программы «Аутизм. Дружелюбная среда» в Музее «Гараж» для посетителей с особенностями интеллектуального развития появились адаптированные экскурсии и мастер-классы, а затем уже программы стали дополняться адаптированными кинопоказами и различными специальными мероприятиями для взрослых и детей.

— Как первопроходцы в реализации данной программы вы наверняка сталкивались с многими проблемными ситуациями или даже провалами. Расскажите об этом опыте.

— На самом деле провалов я не припомню, но работа с посетителями с особенностями интеллектуального развития подразумевает полную вовлечённость специалиста по работе с данной категорией посетителей в процессы, происходящие в Музее. Несмотря на то что работа с посетителями с инвалидностью ведётся уже три года, не всегда понятно, как правильно выстроить работу с сопровождающими, которые приходят на экскурсии вместе с посетителями с особенностями интеллектуального развития. Были ситуации, когда на экскурсии записывали детей четырёх-пяти лет, которым просто сложно слушать продолжительные экскурсии в силу возраста, независимо от того, есть ли у них инвалидность или нет, а в процессе уже становилось понятно, что мероприятие и получение новых знаний необходимы в первую очередь сопровождающим. Во время прогулки по выставке, даже когда дети очень сильно уставали, сопровождающие продолжали настаивать на том, что нужно дать больше теоретической информации о самом художнике. Для многих родителей или опекунов посещение различных культурных мероприятий становится возможным только вместе с их ребенком, но очевидно, что больше пользы обе стороны могли получить, если бы каждая из них посетила, например, свою собственную экскурсию. Правда, организовать параллельную работу с детьми с инвалидностью и сопровождающими оказывается не так просто, потому что дети с особенностями интеллектуального развития в большинстве случаев, по сравнению со сверстниками без инвалидности, остаются очень привязаны эмоционально к своим родителям, даже повзрослев.

— Нужна ли подготовка посетителям с особенностями интеллектуального развития для посещения Музея или других учреждений культуры?

— Выше я уже упоминала о социальной истории, которая помогает подготовиться к посещению Музея или другого учреждения. Однако хочется отметить: чтобы социальная история была эффективной, важно сделать её максимально личной. Добиться этого можно повествованием от первого лица или же оставляя пробелы, куда родители могли бы вписать имя своего ребёнка.

Важно также давать в социальной истории актуальную информацию, актуальные и понятные изображения того места, куда человек планирует пойти.

Стоит также учесть, что социальная история не даёт стопроцентной гарантии того, что посетитель будет чувствовать себя комфортно. В случае с посетителями с особенностями интеллектуального развития гораздо лучше работают не разовые мероприятия, а циклы занятий с одними и теми же педагогами, в том же пространстве, которые позволяют людям постепенно освоиться в пространстве и проявить себя.

— По вашим наблюдениям, меняется ли отношение посетителей Музея и общества в целом к людям с особенностями интеллектуального развития?

— Мне сложно оценить, насколько меняется отношение общества к людям с инвалидностью, потому что чаще я наблюдаю ситуацию, скорее, самого начала его формирования. Сейчас в средствах массовой информации стали больше говорить о людях с инвалидностью, но когда при этом люди без инвалидности не видят их на улицах и в общественных местах, опасения и стереотипы остаются. Сейчас, благодаря большей открытости — учреждений культуры в том числе— для людей с инвалидностью и без появилось больше мест, где они могут встретиться, но времени, на мой взгляд, прошло недостаточно, чтобы говорить о каких-то кардинальных изменениях.

— Как вы считаете, можно ли измерить эффективность инклюзивных программ? И если да, то какие показатели в данном случае играют главную роль?

— Эффективность инклюзивных программ измерить достаточно сложно. Одним из показателей эффективности до сих пор можно считать статистику посещений. Если программы для людей с инвалидностью, реализуемые в учреждении, носят образовательный характер и состоят из нескольких занятий, возможно получать какой-то срез данных. Можно подойти к оценке эффективности инклюзивных программ с другой стороны: я слышала, что такой опыт есть в ряде европейских стран, когда производится оценка эмоционального состояния участников до и после мероприятия или серии мероприятий. Если говорить об инклюзии как о процессе, в который включены люди с инвалидностью и люди без инвалидности, в котором они работают совместно и на результат, то здесь имело бы смысл оценивать как полученные знания, так и эмоциональный фон. Поскольку для того, чтобы сформировать правильное взаимодействие и безопасное для всех участников включение в совместную деятельность, важно учитывать комфорт каждого.

— Что бы вы могли порекомендовать библиотекам, музеям и другим учреждениям культуры, которые задумываются о разработке инклюзивных программ или находятся в начале этого пути?

— Самое главное — это не бояться экспериментировать. В работе с людьми с инвалидностью сейчас существует множество методик, есть большое количество специалистов, которые готовы давать советы и помогать в реализации. Нужно пробовать разные варианты, смотреть, какие из них лучше работают именно в вашем учреждении. Ошибаться и постоянно корректировать, совершенствовать свои программы гораздо действенней, чем занять одну позицию, выбрать удобный для себя формат взаимодействия и много лет работать по одной схеме, иногда закрывая глаза на то, что посетители приходят разные и не все могут комфортно встроиться в этот отлаженный механизм.

Для того чтобы ваши инклюзивные проекты развивались в верном направлении, не стоит забывать, что ничего для людей с инвалидностью не стоит делать без их непосредственного участия.

 
Вопросы задавала Юлия НАУМОВА

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*