Лучшее — враг хорошего, или Как потерпели поражение устройства с PalmOS

Александр ПУРНИК

 

В истории техники причины провала, казалось бы, благих начинаний часто объясняются (или оправдываются?) «бессмертной» фразой В.С. Черномырдина «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Удачное техническое решение — это, как правило, непростой компромисс между множеством факторов. Такое решение создаёт некий «стандарт де-факто», попытка разрушить который — даже из лучших побуждений — чревата негативными последствиями.

 
История первая: о том, как пытались нарушить компромисс характеристик. Устройства с PalmOS очень здорово начинали и стали стандартом де-факто для безклавиатурных КПК, которые ориентировались преимущественно на пассивное потребление информации.
Само понятие Palm (ладонь) стало синонимом понятия КПК (в России их называли наладонниками). Устройство было очень удачным компромиссом. Его основу составило низкое потребление энергии аккумуляторов (батарей питания), и решения диктовались именно этим требованием. Медленный процессор DragonBall потреблял совсем немного энергии. Ведь монохромный экран требовал её совсем немного. А поскольку памяти там было немного, то «жрущее» производительность процессора и батареи видео просто не поддерживалось, а музыка была ограничена интерпретатором специальных «нотных» знаков.

Основной была текстовая и числовая информация. От аккумуляторных батарей устройство работало две недели, а от хороших литиевых батареек — до четырёх недель. В отпуск можно было ехать с полностью заряженными аккумуляторами и резервным комплектом батареек. Такое устройство, как правило, использовалось для чтения текстов.

И фирма Sony активно выпускала клоны Palm с экраном 320х320 точек и металлическим корпусом. Стоит отметить, что формат электронных текстов Islio и одноимённая программа чтения текстов в этом формате до сих пор используются для электронных книг.

Устройствами пользовались люди с квалификацией, которые понимали ограниченность ресурсов КПК и необходимость такого рода компромисса. И всё было хорошо, пока речь шла об ограниченных тиражах «устройств для умных». Когда «запахло» массовыми тиражами (и, соответственно, серьёзными прибылями), в дело вмешалась компания Microsoft. Внятных идей в сфере КПК у неё не было. Предшествовавший опыт в сфере персональных компьютеров для КПК оказался неприменим. Зато были колоссальные рекламные бюджеты, позволявшие продвигать «бескомпромиссные» устройства на базе WinMobile с поддержкой цвета и всех видов медиа. И не важно, что расход энергии в таких устройствах — чрезвычайно велик.

Заряда батарей не хватало даже на день работы (если снять устройство с зарядки утром, то до возвращения с работы батареи не дотягивали). «Шибко умные» громко хихикали на своих форумах, а грамотно развешенная на уши рекламная «лапша» подталкивала ничего не понимающих новых пользователей положительно реагировать на ключевые слова «цветной экран», «видео и аудио», «быстрый процессор», «большая память».

В итоге объёмы продаж активно жрущих батарею «бескомпромиссных» устройств оказались такими высокими, что перед первопроходцами остро встала дилемма: ввязываться в гонку технических характеристик или выпускать нишевые устройства.
Psion, выпускавший клавиатурные КПК, запустил-таки в производство нишевые устройства для торговли и логистики и потому сохранился по сей день. А Palm вместо того, чтобы выпускать аналогичные устройства с ориентацией на тексты, ввязался в гонку характеристик и проиграл её. А ведь был успешный нишевый проект Palm Zire (Palm за $100), который позволил продать миллион устройств (первый миллион продаж одной марки КПК). Да, гаджет имел «сиротский» дизайн, но это действительно был КПК за 100 долларов. Вместо того, чтобы совершенствовать дизайн и развиваться в сторону роста разрешения экрана и появления карт памяти, фирма полезла в цвет и медиаформаты… И быстро проиграла гонку… Фима Sony от Palm отказалась и с этого рынка ушла навсегда, хотя ещё долго старые подержанные «Соньки» покупали любители чтения текстов…

 

 
Всего-то нарушили компромисс, ориентированный на минимум потребления энергии. И миллионы клюнувших на рекламу стали «подопытными кроликами», на которых отрабатывался вариант «бескомпромиссных устройств». Сотни же тысяч «шибко умных» остались без хороших устройств. Лишь много позже новые технические возможности сделали реальным приход Стива Джобса с его iPhone…

История вторая. О попытке что-то убрать из интерфейса вообще, которая может привести к тому, что устройство перестанут покупать — ибо оно не будет обеспечивать работоспособность ПО. В качестве примера возьмём другую историю, которая случилась с устройствами с операционной системой Palm.

Когда Palm OS с рынка ушла, то нашлись толковые маркетологи, которые предложили использовать эту систему в «умных» электронных часах. Назвали их Fossil Wrist PDA, но на рынке их больше знали как Abacus. Понятно, что основная «замануха» — возможность использовать часы как КПК с огромной коллекцией доступных для скачивания и установки программ — в том числе бесплатных. А все программы рассчитаны на некий технический интерфейс.

Однако проект вели не компьютерщики, а специалисты по изготовлению и продаже часов, которые посчитали, что устоявшийся интерфейс Palm, ориентированный на КПК, для часов неудобен. И его заменили на «лучший» с точки зрения производителей, привычных к выпуску часов. Понятно, что заимствование программ без переработки под новый интерфейс стало невозможно. Но для «часовщиков», если, кроме стандартного (для устройств класса Data Bank) набора ПО (калькулятор, блокнот, календарь, контакты), имеется ещё десяток–другой программ, то это уже идеал. Ну, а если очень потребуется ещё какая-то программа, так и её добавят… И недрогнувшей рукой интерфейс поменяли… Получили неплохие часы, которые смотрелись дешевле, чем цена, по которой они продавались. Однако платить большие деньги за КПК с нестандартным интерфейсом без большой коллекции доступного ПО мало кто пожелал.

 

 
Конечно, можно было бы наладить конвейер по адаптации ПО Palm и «платить» премиальными «часами» и должностями в службе сопровождения и технической поддержки… Но всё это характерно для компьютерщиков, а не для «часовщиков». В результате проект развалился. Небольшими сериями экзотический девайс покупали охотно, в том числе и через Amazon. Но слишком велика оказалась себестоимость малых серий, а цена получалась существенно большей даже при продажах без прибыли.

А всего-то: чуть-чуть «тронули» устоявшийся интерфейс в сторону «урежем неудобное для производителя и добавим удобное», и перспективный проект «накрылся».

Простой и понятный вывод из обеих историй состоит в том, что лучшее — порой настолько сильный враг хорошего, что попытка действовать «из лучших побуждений» чревата катастрофой, за которую расплачиваться будут покупатели.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*