Алфавитный суверенитет

Александр ПУРНИК

 

В Европе, где расположены десятки стран и живут представители более чем сотни народов, уникальных алфавитов не так много. Самые распространённые — латиница и кириллица. Есть три алфавита с малым числом пользователей — греческий, грузинский и армянский. Есть пара алфавитов, которые в Европе не считаются государственными, но используются — арабская вязь и иврит. Есть и экзотические алфавиты, не используемые, но представляющие несомненный исторический интерес, — глаголица и скандинавские рунические письмена. Между тем наличие собственного алфавита обеспечивает народу очень высокий уровень суверенитета.

 
Понятно, что в этом плане Грузия, равно как Армения или Греция, вполне суверенна. Никакие политиканские соображения не заставят их сменить алфавит, дабы «прислониться» к сильному (в отличие от намерений некоторых бывших советских государств перейти на латиницу, хотя это может усложнить доступ ко всему ранее накопленному книжному богатству страны). И в этом плане святые равноапостольные Кирилл и Мефодий, выступившие с идеей алфавитного суверенитета для славянских народов-братьев, оставили великий след в истории.

История, однако, неоднозначная. Исследователи спорят о том, что именно создали основатели. Выяснилось, что почти одновременно появились две славянские азбуки. Одна называлась глаголица, а другая — собственно кириллица. Исследователи спорят, «чей чёрт старше», и гипотезы разнятся от утверждения, что «первой была одна азбука, а вторая была потом и является перекодировкой первой», до «обе азбуки создавались параллельно и независимо и поразительно похожи только потому, что предназначены для одной группы языков». Давайте посмотрим, что именно достоверно известно, что является предметом разногласий и насколько эти исторические разногласия важны.

Итак, что здесь бесспорно? Славяне, ставшие наследниками византийской ветви христианства, нуждались в чём-то, что выделило бы их среди других народов и, прежде всего, отделило от последователей «латинской» ветви христианства. (На мой взгляд, поскольку католическая богослужебная литература была написана на латыни — по языку, и по шрифту, — то Православию требовалась своя богослужебная литература — и по языку, и по шрифту). Параллельно с работами по переводу на церковнославянский богослужебной литературы предстояло готовить и азбуку.

Братья провели большое исследование славянских языков. Был выявлен спектр фонем языка и подобран набор литер, адекватный набору фонем. А дальше появилась азбука, но какая? Историки спорят о том, что было раньше — глаголица или кириллица. Известны книги и на кириллице, и на глаголице. Как минимум, существует одна книга на обоих алфавитах, что доказывает: оба алфавита существовали одновременно.

Речь идёт о двуязычной библии Анны Ярославны, ставшей королевой Франции. В 1051 году во время коронации она принимала присягу на старинном православном Евангелии, привезённом из Киева. Существует красивая легенда о том, что никто не мог понять, на каком алфавите была написана вторая часть книги, и только много позже, после установления Петром I дипломатических отношений между Россией и Францией, кому-то (возможно, что и сам Петр) из российских «гостей» в качестве непонятного артефакта показали эту библию, и он определил, что это текст на глаголице. Книга эта называется «Рейнское Евангелие», и в 1994 году она экспонировалась в Пушкинском музее на выставке, посвящённой истории дипломатических отношений России и Франции.

 

Рейнское Евангелие Анны Ярославны

 
Древнейшая сохранившаяся глаголическая надпись с точной датировкой относится к 893 году и сделана в церкви болгарского царя Симеона в Преславе. Древнейшие рукописные памятники (в том числе «Киевские листки», датируемые Х веком) написаны именно на глаголице, причём более архаическим языком, близким по фонетическому составу к языку южных славян. Некоторые исследователи считают, что есть связь литер глаголицы с алфавитами закавказских православных народов. Существуют и совсем экзотические гипотезы о наличии неких «славянских рун», которые были якобы положены в основу литер глаголицы, однако внятных доказательств этому я не нашёл.

Современная наука считает создание кириллической азбуки заслугой так называемых седьмочисленников (Кирилла, Мефодия и их учеников Саввы, Горазда, Ангелария, Климента и Наума).

 

Седьмочисленники (Кирил и Мефодий с учениками) — авторы славянской азбуки

 
Можно долго спорить о том, кто именно был автором современных литер славянской письменности, но несомненно одно: наличие у Православия своей собственной азбуки, на которой создана и богослужебная, и светская литература, сыграло одну из решающих ролей в истории славянского мира.

Вспомним сербов и хорватов. Казалось бы, один народ, единый сербско-хорватский язык, но сербы преимущественно православные, и их тексты написаны на кириллице, а хорваты преимущественно католики, и их тексты написаны на латинице. И посмотрите, какие разные судьбы у народов-братьев, которых история в 1990-е сделала злейшими врагами.

Думаю, недаром «молодые демократии» постсоветского пространства, заигрывая с Западом и надеясь заработать очки на отделении от славянского мира, начинают упражняться со сменой алфавита (на латиницу или на арабскую вязь). Суверенитет, конечно, штука серьёзная, и они могут со своей текстовой культурой делать то, что хотят, но вспомним недавнюю историю. После революции 1917 года переход кириллицы от архаической к советской форме отсёк большую часть населения от исторического текстового наследия. И это всего лишь изменение алфавита. Полная смена алфавита надёжно отрезает старое культурное наследие и позволяет навязать будущему поколению «новое мышление», в определённой мере лишённое национальных корней.

Так что «алфавитный суверенитет» — это совсем не шутка.

 

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*