Дмитрий Судаков: «Перезагружаем представления о профориентации»

 

Почему важно воспитывать осознанный подход к ориентированию в профессиях у подростков, как это пытается делать «Атлас…» и какую роль в этом может сыграть библиотека? Об этом и о многом другом наш корреспондент поговорил с руководителем проекта «Атлас новых профессий», консультантом Московской школы управления «Сколково» Дмитрием Судаковым.

 
— Почему вы решили заняться темой новых профессий?

— Всё началось ещё в 2012 году, когда стартовал проект «Форсайт компетенций» на базе Московской школы управления (МШУ) «Сколково» и «Агентства стратегических инициатив». Это была история про работу, что называется, с будущим. А когда ты работаешь с будущим, то понимаешь, что оно не предопределено, что есть процессы, которые на него влияют и что оно зависит от того, что мы с ним делаем сейчас.

В ходе работы мы поняли, что будущее будет сильно отличаться от того, что мы привыкли видеть сегодня, от того, что видели наши родители. При этом система образования в силу своей консервативности и где-то даже ригидности продолжает готовить людей к старому индустриальному миру. Из-за роста скорости изменений отставание нарастает. Разница между тем, кого готовят, и кто реально нужен на рынке труда, — большая, и ситуация не улучшается. И это не только проблема России, но и всего мира. Сегодня специалисты пытаются понять, что с этим делать и как научить людей быть готовым к этому будущему.

Вот из этой идеи выросла задача: научить молодого человека смотреть в будущее и ответственно подходить к его конструированию. Если эту задачу разворачивать в сторону карьеры, то человек должен понимать не только то, что какая-то профессия может исчезнуть, но и почему она может исчезнуть, что есть, например, технологии, которые влияют на это. Как, например, с появлением двигателя внутреннего сгорания кузнецы и возницы стали практически не нужны, потому что люди перестали ездить массово на лошадях. Понимание принципов и законов в этой ситуации оказывается самым важным. Эта идея и обусловила сначала появление проекта «Атлас новых профессий», а затем и его дифференциацию — для детей и взрослых.

Почему я этим занимаюсь? Во-первых, потому что у меня 17-летняя дочь и это моя ответственность как любого родителя. Во-вторых, это моя позиция как ответственного исследователя: если ты сделал какое-то открытие, ты не имеешь право его скрывать.

— Расскажите про «Атлас новых профессий» подробнее. Что это за проект, как он создавался?

— Первоначально «Атлас…» был книгой, сегодня это одновременно интернет-ресурс и электронная книга. В нём рассказывается о том, почему важно говорить о будущем, о том, как меняется будущее в целом, как меняются отрасли в экономике, какие виды деятельности появляются, какие уходят. Это не глубоко научный, одобренный Министерством труда или Минкультом документ. Это некая фантазия, направленная на то, чтобы взбудоражить в первую очередь подростка и показать ему, что мир профессий будущего может быть увлекательнее, чем ему представляется сегодня. Мы подсказываем человеку, какие навыки ему нужны для выживания в современном мире. «Атлас…» — это такая вспышка света, которая что-то осветила и человек что-то успел увидеть.

За образами и картинками «Атласа…» стоят десятки тысяч человеко-часов работы. Сейчас там указано шесть авторов, но на самом деле участников форсайт-сессий, которые мы организовывали, очень много. Например, возьмём сферу медицины. Мы собирали вместе представителей разных направлений, прорывные компании, крупный бизнес, образование, представителей госаппарата. И они по определённым правилам разговаривали о том, в какое будущее мы идём, и совместно в диалоге формировали это будущее. И так было по каждому направлению. На основе этих сессий и был разработан проект. Поэтому мы считаем, что в создании «Атласа…» на самом деле участвовали 4—5 тыс. человек. И поэтому я готов защищать любое утверждение, которое встречается в проекте.

— Как думаете, что произойдёт с профессией библиотекаря в будущем? И как подготовиться к этой трансформации не только молодым специалистам, но и опытным?

— Когда мы в 2014 году сказали, что библиотекарь — профессия-пенсионер, это вызвало огромную волну негативной реакции. Однако библиотекари — люди интеллектуального труда и способные к рефлексии, поэтому это заставило их задуматься: а как должна меняться профессия библиотекаря, чтобы идти в ногу со временем?

Называя профессию библиотекаря — профессией-пенсионером, мы в первую очередь говорим о её стереотипном представлении: человек, который только роется в каталоге, следит за фондом и выдаёт книги. И сегодня мы видим, что в библиотеках нового формата лишь этими обязанностями работа библиотекаря не ограничивается.

Возникает вопрос, что такое вообще библиотека в современном мире? И какие функции должны быть у библиотекаря? И тут мы вспоминаем про третье место, что библиотека — это не работа и не дом, а иное пространство, где можно не только заниматься, но и общаться с друзьями, слушать винил, посещать интересные мероприятия. И под это требуются другие форматы. А библиотекарь — человек, который управляет этим пространством и управляет людьми. Но не в режиме начальника, а, скорее, в логике садовника: что-то он пропалывает, что-то поливает, что-то пересаживает. Высоко ответственная функция.

Это уже другой библиотекарь, не тот, что был 20—30 лет назад, а более сложная профессия, сложная компетенция, это уже управление знанием, управление группами людей.

— Как появилась идея игр от «Атласа новых профессий»? На какой возраст они рассчитаны?

— Когда мы сделали «Атлас…», неожиданно оказалось, что штука эта, конечно, классная, но что с ней делать — непонятно. На протяжении нескольких лет я разъезжал по школам в регионах и рассказывал, что и как можно применить. Но в масштабах страны это совсем не эффективно. Тогда стало ясно, что необходимо разработать инструмент, который помог бы школьникам погрузиться в это знание, в логику профессий будущего, в нашу философии. И мы создали комплект «Мир профессий будущего». Это инструмент по формированию мышления и представлений о том, как может выглядеть мир завтрашнего дня, по развитию компетенций навыка разработки своей карьерной траектории. Когда человек сам понимает, куда он хочет попасть, что ему для этого нужно знать, где этому научиться, что прочитать, какие видео посмотреть, — это и есть осознанный подход. Мы стараемся перезагрузить представления о профориентации, чтобы у молодых людей появился навык самостоятельной ориентации в профессиях.

Комплект состоит из методического пособия, в котором мы рассказываем про «Атлас новых профессий», про технологию, даём несколько инструментов. Это цикл из 22 уроков, посвящённых конкретным отраслям: транспорт, энергетика, финансы, медицина, биотехника, медиа, туризм, социальная сфера, культура и искусство и т. д. Подросткам рассказывают, что меняется, как меняется и куда мы движемся, а дальше им даются задания в игровой форме, которые они должны выполнить уже сами, проникая глубже в этот новый мир. Например, одно из заданий звучит так: медиаполицейский должен расследовать случай похищения в одной онлайн-игре персонажа стоимостью в несколько тысяч долларов и рассказать затем, как он расследует это дело, какими инструментами пользуется, как собирается искать преступника.

Дальше, после цикла уроков, есть четыре игры. Но опыт показал, что это лишь номинально четыре игры, а на практике есть 4—5 игровых сценариев.

Первая игра — это «Профессиональное лото», где, применяя механизмы лото, игрок выстраивает картину связи уроков, навыков, надпрофессональных навыков, о которых сейчас в школе только начинают говорить, то есть «прокидывается» связь между предметом и профессиональной деятельностью. У нас все знают, что школа нужна, без неё в ВУЗ не поступишь, а вот зачем нужна физика инженеру — не всегда понятно школьнику.

Вторая игра — «Компас профессий», в которой участники кооперативно устраивают жизненную и карьерную траекторию персонажа. Цикл игры составляет от 13 до 40 лет, происходят разные события, и надо сделать так, чтобы герой стал успешным.

Третья игра — «Курьер, прощай!», которая рассказывает о профессиях-пенсионерах, но важнее, что она объясняет, почему та или иная профессия устаревает, какие процессы на это влияют и что изменится. В ходе такой игры дети начинают понимать логику: почему исчезнет профессия бухгалтера или почему «уходит» курьер.

Наконец, «Специалист будущего» — это большая, на три-четыре часа игра, рассчитанная на человеческую коммуникацию, в ходе которой участники «выращивают» одного или несколько персонажей, с которыми происходят разные события. Это история о том, как планировать свою жизнь и карьеру.

Играть могут люди разных возрастов — от 12 до 99 лет. Но, конечно, где-то возраст не так релевантен, например, лото все-таки больше про школьные предметы и оно актуально для школьников… ну, может, ещё для их родителей. Другие же игры доступны всем возрастам. Интересно наблюдать, когда играют и взрослые, и дети, когда играют взрослые против детей и т. д. Но в первую очередь нам важна молодая аудитория. И язык, которым мы говорим, и механизмы, которые предлагаем, всё-таки для подростков. Как системная работа — это для подростков, как набор инструментов — для любого возраста от 12 лет.

— Кто должен вести, модерировать эти игры? Какая у него должна быть подготовка?

— Предполагается, что комплект выдаётся педагогу, руководителю кружка, психологу. В первую очередь, этот человек должен уметь работать с подростками и желательно любить это дело. Также критическими требованиями являются внутренняя готовность и стремление расширять кругозор, понимать, что мир может быть шире, чем человек нарисовал себе его лет десять назад. К сожалению, это не самый распространённый навык. Глубокое психологическое образование, как и несколько десятков дополнительных курсов, не требуется.

Комплект «Мир профессий будущего» покупают разные люди и организации: школы, центры занятости, центры дополнительного образования, университеты, библиотеки, иногда родители покупают, например, чтобы подарить школе. Я сам подарил своей школе комплект. География обширна: от Владивостока до Калининграда, а также за пределами России — Казахстан, Кыргызстан, Украина, Латвия, Кипр…

— В Российской государственной библиотеке для молодёжи в рамках проекта «Лабиринты профессий» весь апрель 2018 года шли игры «Атласа новых профессий». Вы лично провели некоторые из них. Расскажите, как это было?

— Цикл состоял из четырёх мероприятий: три игры и интерактивный урок. Приходили подростки — в среднем 8-16 человек в возрасте от 14 лет. Для одной игры этого вполне достаточно. Кто-то приходил с родителями, иногда родители сами охотно включались в игру. Ведь это актуальная тема для всех.

Помню, что на последнем занятии мы вместо запланированного часа играли два, все были включены, активно общались. Ведь формат игры подразумевает общение, он очень «включающий», и то, что мы можем после поговорить о том, что узнали, как продвинулись, — тоже очень обогащает.

Интересен опыт проведения игр в библиотеке, где незнакомые друг с другом подростки попадают в одно пространство и начинают коллективно работать, что-то придумывать, строить логические цепочки, взаимодействовать. Это как раз одна из основных функций современной библиотеки: социализация и коммуникация.

Мне всегда интересно смотреть, как меняются люди. Наши дети не привыкли к тому, что с ними что-то обсуждают на равных, для них удивительно, что эти разговоры про уроки и будущую работу могут быть столь увлекательными. Поэтому когда с ними это случается, они расцветают и вдохновляются. Но, конечно, не всем всё нравится, кому-то скучно, кому-то неинтересно. Дети же все разные, но все они прекрасны.

— В советское время библиотеки являлись в том числе и профориентационными центрами, а затем утратили эту функцию. Как вы думаете, могут ли сегодня библиотеки возродить это направление? И какова может быть их роль в современном контексте?

— Функция профориентации сейчас собрана на понятии «человек-навык». И здесь возникает вопрос: а кто несёт ответственность за формирование навыка?

И в этом ключе библиотека может быть неким пространством, которое будет подкармливать человека ресурсами, помогать в его саморазвитии.

Но это, безусловно, вопрос активности самой библиотеки, и нельзя делать библиотеку вдруг крайней в вопросе профориентации. Это общая ответственность. А все исследования говорят, что 60% — это роль семьи.

Если у библиотеки есть понимание, что это пространство не только выдачи книг, трансляции культурного кода, но ещё и зона ответственности за тех людей, которые к ним пришли, особенно за молодёжь, то она может быть важным звеном в процессе профориентации.

На этой поляне плодится огромное количество шарлатанства и непрофессиональных услуг, и тут у библиотеки есть шанс, как у мудрого института, существующего много лет, изменить отношение к профориентации, чтобы эта сфера перешла от монетизации тревожности родителей к эффективному подходу работы с молодёжью. И взятие на себя части этой ответственности может привести к созданию новых ресурсов в самой библиотеке и перезагрузке пространства с добавлением новых функций.

 
Вопросы задавала Екатерина ВАСИЛЬЕВА

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*