Фантастика глазами студентов МГУ

Елена КОВТУН

 

«Фантастику любят все», «каждый читает фантастику, хотя не каждый в этом признается», «фантастика — чтение для молодёжи», «фантастика — бульварная литература». Какова доля правды в этих привычных суждениях? Действительно ли фантастика так притягательна, что достаточно лишь однажды заинтересовать ею любого читателя? Или, напротив, как полагают многие авторитетные специалисты, по самой природе своей она относится к литературе «массовой», «тривиальной», «авантюрной» — то есть написанной для людей, чей художественный вкус не слишком развит?

Серьёзный ответ на эти вопросы требует обширных статистических данных. Собрать и обобщить их — дело будущего. Тем не менее некоторые выводы можно сделать и сейчас, основываясь на локальных наблюдениях. Например — на опыте чтения лекций о фантастике в Московском государственном университете в рамках так называемых межфакультетских курсов.

Межфакультетский курс (МФК) — особая форма учебной работы. Раз в неделю каждый студент МГУ имеет возможность — и даже обязан в пределах установленных норм — посещать занятия преподавателей других факультетов. Тематику этих занятий он выбирает сам из обычно предлагаемых почти двух сотен наименований. Ничто не связывает инициативу студентов: задача МФК состоит именно в том, чтобы расширить их кругозор, помочь им выйти за узкие рамки избранной специализации. Соответственно, уже само количество слушателей, записавшихся на тот или иной курс, отражает внимание студентов к тем или иным темам, косвенно свидетельствует об их интересах, жизненных планах и не в последнюю очередь — о читательских (и шире, культурных) предпочтениях.

Автору этих строк довелось прочитать в Московском университете в 2013—2017 годах четыре курса о фантастике и родственных ей литературных жанрах: «Кросс-культурные коды фантастики», «Кросс-культурные коды фантастики: проблемное поле XX—XXI веков», «Вымысел и фантастика в литературе XX—XXI столетий», «Современная фантастика: имена, темы, культурные коды». При заявлении этой проблематики впервые автор лишь надеялся, что на курс запишется хотя бы несколько десятков поклонников жанра. Однако уже в 2013 году на лекции пришло более 250 человек, а затем их число продолжило расти (в 2014 году — 554 человека, в 2015 — 470). И даже когда запись на любой МФК была ограничена (не более трехсот слушателей — в связи с нехваткой больших аудиторий), в 2017 году лекции посещало более 270 студентов.

Интересен прежде всего сам состав обучающихся. Лишь при первом чтении курса на нём преобладали гуманитарии (всего было представлено 28 факультетов, в том числе: исторический — 26 человек; факультет психологии — 22; философский — 16; Высшая школа бизнеса — 16; факультет журналистики — 15 и т.д.). Далее устойчиво лидировали естественные факультеты. В 2014 году были представлены 29 факультетов, в том числе: механико-математический — 102; ВМК — 75; биологический — 63; физический — 59; химический — 54; геологический — 22. В 2015 году — 26 факультетов, в том числе: механико-математический — 79; ВМК — 71; физический — 61; химический — 60; биологический — 38. В 2017 году — 31 факультет, в том числе: физический — 43, вычислительной математики и кибернетики — 42, механико-математический — 21, биологический — 18, юридический — 17, биоинженерии и биоинформатики — 10. С изменением состава слушателей несколько изменились и тематические запросы (которые лектор всегда старался учесть): интерес сместился от проблематики, связанной с так называемой волшебной фантастикой (фэнтези) к научной фантастике (НФ), о чём подробней мы скажем ниже.

В рамках каждого из четырёх прочитанных курсов слушатели участвовали в письменных опросах. Задаваемые им вопросы, частично повторяясь, варьировались из года в год: «Что такое фантастика?», «Мой любимый писатель-фантаст», «Мое любимое фантастическое произведение», «Какой из основных типов фантастики (НФ, фэнтези) мне ближе и почему?», «Как я начал читать фантастику», «Наиболее интересная фантастическая посылка (допущение)», «Формула идеального фантастического текста», «Какие фантастические произведения я прочитал (прочту) в рамках (по итогам) курса?» и т.д.

Помимо этого, лектор регулярно интересовался и мотивацией записавшихся на курс слушателей. В последнем случае наиболее интересные ответы дали не восторженные поклонники фантастики (они, как правило, фиксировали свои симпатии к жанру и писали, о каких именно авторах и текстах хотели бы услышать в лекциях), но те, кто ранее не интересовался ею. Вот, например, мнение одной из студенток: «Фантастику я не люблю и воспринимать не умею. Именно такой была моя первая мысль, когда я увидела список межфакультетских курсов. Глаз зацепился за фантастику вместе с промелькнувшей мыслью „весь семестр о выдуманных живых существах, космолетах и прочей ерунде“, и я пролистала страницу дальше. Но через какое-то время я вернулась к темам курса и задумалась: раз, как мне кажется, я ничего не смыслю в фантастике и не понимаю, за что многие любят этот жанр, может быть, это отличный повод узнать? Пойти от противоположного: провести полгода в кругу страстных любителей фантастики и понять их философию. И я записалась».

Совокупность собранных письменных ответов, на наш взгляд, достаточно полно отражает спектр мнений студентов МГУ о том, какие писатели-фантасты востребованы современной молодёжной аудиторией, какие типы и жанры фантастики пользуются популярностью, что именно ищет и ценит сегодняшний читатель в фантастическом тексте.

Первенство среди любимых писателей дважды — по опросам 2014 (255 ответов) и 2017 годов (163 ответа) — заняли Аркадий и Борис Стругацкие (87 и 45 упоминаний соответственно). Правда, с минимальным отрывом от западных конкурентов: в первом случае — Д. Толкина (81 и 11 упоминаний), во втором — Р. Брэдбери (68 и 27). В «Топ-10» любимых имён дважды попали Д. Роулинг (56 и 11 ответов), А. Азимов (36 и 14), С. Лем (32 и 15), С. Лукьяненко (41 и 10) и С. Кинг (22 и 10). Не повторяющимися оказались следующие представители «десятки»: в ответах 2015 года — Т. Пратчетт (35 упоминаний) и Д. Мартин (29), в опросе 2017 года Г. Уэллс (8) и К. Булычев (7). Вне первых десяти мест, но достаточно часто в обоих случаях фигурировали основоположники жанра антиутопии О. Хаксли, Д. Оруэлл и Е. Замятин.

В целом же студенты Московского университета показали достаточно хорошее знакомство с историей отечественной и мировой фантастики. В ответах присутствовали: А. Беляев, А.Н. Толстой, И. Ефремов, В. Крапивин, Ник Перумов, Генри Лайон Олди, Макс Фрай, М. и С. Дяченко, Е. Лукин, Д. Глуховский, В. Панов, О. Громыко, А. Пехов, А. Белянин, П. Воробьев, А. Парфенова, А. Рудазов, Л. Каганов, А. Коростелева, В. Пелевин, В. Сорокин, А. Сапковский, Г. Гессе, Ж. Верн, Г. Лавкрафт, А. Кларк, Р. Хайнлайн, Р. Желязны, Ф. Герберт, Г. Гаррисон, Р. Шекли, К. Саймак, У. Ле Гуин, П. Андерсон, О. Скотт Кард, У. Гибсон, Р. Асприн, С. Кинг, Д. Адамс, Р. Хобб, Д. Симмонс, Д. Страуд, Л. Буджолд, Н. Стивенсон, В. Виндж, Р. Сальваторе, Н. Гейман, М. Уэйс, Ч. Мьевиль, Г. Иган, К. Паолини, К. Исигуро, Т. Чан. Зачетные собеседования добавили к ним М. Булгакова, Л. Лагина, В. Орлова, Т. Толстую, С. Логинова, М. Успенского, В. Головачева, Н. Горькавого, Д. Емеца, П. Корнева, А. Старобинец, Й. Несвадбу, Г.Х. Андерсена, Э.А. По, О. Уайльда, Х. Эверса, К.С. Льюиса, Д. Уиндема, Р. Янга, Д. Питта, Ф. Пулмана, Т. Гудкайнда, Б. Вербера, С. Майер, С. Коллинз, Кобо Абэ и ряд других имён.

В целом схожую картину демонстрируют результаты опросов о любимом фантастическом произведении (232 ответа в 2015 году и 183 ответа в 2017 году). В данном случае первая десятка выглядит так.

2015 год: Дж. Роулинг «Гарри Поттер» (48), М. Булгаков «Мастер и Маргарита» (34), Д. Толкин «Властелин колец» (33), Р. Брэдбери «451 по Фаренгейту» (30), Д. Киз «Цветы для Элджернона» (29), Д. Адамс «Автостопом по галактике» (21), А. и Б. Стругацкие «Пикник на обочине» (18), Р. Брэдбери «Марсианские хроники» (17), Е. Замятин «Мы» (17), Д. Оруэлл «1984» (17).

2017 год: Р. Брэдбери «451 по Фаренгейту» (10), Д. Толкин «Властелин колец» (10), А. и Б. Стругацкие «Пикник на обочине» (9), Д. Адамс «Автостопом по галактике» (6), Д. Роулинг «Гарри Поттер» (6), С. Лем «Солярис» (5), А. и Б. Стругацкие «Понедельник начинается в субботу» (4), О. Хаксли «О дивный новый мир» (4), Д. Оруэлл «1984» (4) и Л. Кэролл «Алиса в стране чудес» (4).

Интерес в последних перечнях вызывает тот факт, что в сознании слушателей к фантастике вполне могут быть причислены и родственные ей жанры — например, антиутопия, сказка или притча. А также то, что читатели не осознают столь памятной специалистам-фантастоведам границы между фантастикой («фантастическим гетто») и так называемой большой литературой («мейнстримом») — интуитивно ощущая, по-видимому, родственную природу вымысла в романах М. Булгакова, Р. Брэдбери и Д. Роулинг.

Окончание в следующем номере

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*