Простые и надёжные методы тиражирования

Александр ПУРНИК

 

Ну не было во времена героев «Молодой гвардии» в Краснодоне доступа в интернет. Да и самого интернета ещё и в проекте не было. И посмотреть Википедии, как устроен изобретённый ещё в XIX веке гектограф, было нельзя… Вот и тиражировали юные подпольщики листовки тем же способом, что и писцы в Древнем Египте, — переписыванием. А ведь рубеж XIX—XX веков позволил начать решать задачу простого, быстрого и общедоступного малотиражного копирования (проблему среднетиражного копирования решали лубки, а крупнотиражного — печатный станок). В этой статье мы попробуем проследить, как исторически развивалось малотиражное копирование.

 
В Древнем Египте (и, видимо, в Древнем Китае) существовала весьма мощная бюрократия, которая требовала, чтобы у документов существовали копии. Важную роль в этой технологии играли писцы (иерограмматеи, гарпедонапты).

 

Рис. 1. Сидящий писец с развёрнутым папирусом на коленях (2500—2350 гг. до н. э., Лувр; инв. A 42)

 
Понятно, что основным занятием писцов (а в Египте это было третий класс жреческого сословия, который пользовался немалым весом и влиянием) было составление первичных документов, но в рамках данной статьи нас интересует только создание копий первичных документов.

Упомянем и о технологии параллельного переписывания, которую использовали профессиональные переписчики рукописных книг. Один человек (подчитчик) читал исходный текст, а несколько переписчиков записывали за ним. Люди писали по-разному, и основной задачей было одинаковое разбиение на страницы у разных переписчиков (желательно, чтобы оно ещё и совпадало с таковым у исходного текста). Одинаковому мерному письму переписчиков учили специально. Но это была технология издания больших документов (в том числе книг) максимально возможным (пусть это и были единицы экземпляров) тиражом, а не технология получения копий ограниченного по размеру документа.

Исторически следующей была калька. Считается, что её изобрели в XVII веке во Франции. Сведений об изобретателе и о более точной дате я не сумел найти. В Российской Империи кальку в 1816 году начали производить в г. Петергофе на первой казённой бумажной фабрике. Калька (прозрачная бумага, сквозь которую виден текст или изображение с листа, на котором калька лежит) использовалась для создания копий графических объектов (карт, чертежей). Для копирования текста кальку изначально не использовали. Только после появления светокопировальных машин калька стала средством подготовки оригинала для светокопии. Когда мы дойдём до светокопии вообще и синьки в частности мы об этом поговорим отдельно.

 

Рис. 2. Копирование графического материала на кальку

 
Скажем несколько слов и о том, как с помощью обычной бумаги (калькой не являющейся) можно получать копии графических объектов. Те, кто были студентами лет пятьдесят назад, этот способ прекрасно знают. Это стекление. Предположим, лаборант кафедры выдал вам «на ночь» прошлогодний курсовик, чтобы вы могли на его основе написать свой «шедевр». Текст вы перепишете, а вот чертежи приходилось стеклить. Между двумя листами стекла клался оригинал. Сверху клался лист, на котором должна была появиться копия (мне удавалось копировать даже на ватман). Конструкция ставилась на пару табуреток, а снизу помещалась мощная лампа. Если оригинал делался тушью, то на верхнем листе можно было быстро и чётко увидеть просвечивающий оригинал и снять с него копию. Поскольку на просвет мелкие подробности не видны, то на получившейся копии не появляются следы расчёта центров дуг, имеющиеся на оригинале. Именно это позволяло опытным преподавателям определять стеклёную копию чужого чертежа и наказывать плагиатора графических объектов.

В РГБМ в зале визуальных искусств и комиксов есть пара рабочих мест для стекления. Сегодня данная технология используется для подготовки рисованных мультиков (следующий кадр получается копированием предыдущего кадра с изменением) и аниме (комиксов). Тут вполне уместно использование кальки.

Нынешняя публика уже и не вспоминает о такой «вершине» канцелярской оргтехники, как копировальная бумага (копирка). Исторически для копирования рукописного текста использовали фиолетовую копирку, а для копирования пишущей машинки — чёрную.

 

Рис. 3. Копировальная бумага (копирка)

 
Хотя копировальная бумага была создана позже, чем первая копировальная машина, логично рассмотреть её первой, дабы потом все копировальные машины рассматривать подряд. Патенты по копирке относятся к 1806 году (Ральф Веджвуд) и 1808 году (Пеллегрино Турри). Оба патента британские. Производство копирки началось в 1820 году, но современные технологии относятся к 1870 году, когда массово появились печатные машинки, и копирка позволила иметь с их помощью 4—5 копий (при рукописном копировании удаётся получить 1—2 копии).

Полноты ради отметим самокопирующуюся бумагу, которая позволяет автоматизировать изготовление копии. Технология изображена на рис. 4. Используется такой подход при печати билетов (на поезд, на самолёт и т.п.) и при оформлении другой бланкированной продукции.

 

Рис. 4. Самокопирующаяся бумага

 
На этом примитивные технологии закончились и начинаются механизмы, автоматизирующие процесс превращения оригинала в несколько (десятки) копий.

Как и в Древнем Египте, потребность в малотиражной технике определялась бюрократическими задачами (конструкторско-технологическая документация, документы учёта). Пионером выступил Джеймс Уатт — механик, известный созданием паровой машины. Для меня он — прежде всего создатель центробежного регулятора Уатта (и, тем самым, один из основоположников теории автоматического регулирования, которая предшествовала кибернетике). Он изобрёл устройство (упоминание в переписке в 1778 году и два патента — на устройство и на краситель в 1780 году), которое стало предшественником офсетной печати. Качество копий было неплохим, копирование осуществлялось без негатива, и тираж мог быть заметным без существенного снижения качества. Для подготовки текста к копированию использовалась специальным образом обработанная калька (состав реагента был запатентован), через которую текст в зеркальном отражении отпечатывался на стекле копира. С этого стекла и делались оттиски, а результат появлялся на обычной бумаге (описание см.: Новое время, 2005-07-18 и в книге Дэвид Оуэн «Копии за секунды: История самого незаменимого изобретения XX века» онлайн чтение — глава 2). Следует отметить, что Уатт входил в так называемое Лунное общество, объединявшее лидеров британского Просвещения, и считал, что право и техническая возможность свободного копирования и распространения информации являются технологическим базисом демократии.

 

Рис. 5. Копир Уатта (1780 год)

 
Есть основания полагать, что Уатт занимался 3D-копированием (речь шла об автоматизированном копировании барельефов и подобных объектов), но до сколько-нибудь массового применения дело так и не дошло.

Следующим героем, видимо, был российский инженер Михаил Алисов, который в 1869 году создал мечту революционера — знаменитый гектограф (считается, что он, как «намекает» название, даёт сто копий, на специальной бумаге удавалось получить и двести, но на обычной бумаге хороший результат — 30 копий). Главным достоинством технологии была феноменальная простота. Всё нужное продавалось в аптеке (желатин и глицерин) и писчебумажном магазине (бумага и анилиновые чернила). В металлическом коробе размером чуть больше печатного листа собирают желатиновый «холодец» из одной части желатина, четырёх частей глицерина и двух частей воды, иногда для крепости добавляли столярный клей. Оригинал, написанный анилиновыми чернилами, прижимают к «холодцу», на котором и проявляется отпечаток. Затем к отпечатку прикладывают чистые листы — и получается копия. Мокрая губка позволяет стереть заготовку, после чего «холодец» готов для нового оригинала копируемого текста.

 

Рис. 6. Реклама гектографа

 
Инженер Шапиро предложил усовершенствованный аппарат с рулоном, на котором был нанесён «холодец» (так называемый шапирограф).

В 1876 году Алисов получил патент на демонстрированную им на международных выставках наборную машину, именуемую также скоропечатником. Массового применения она не имела.

В конце XIX века основным способом создания копий была печать на пишущей машинке под копирку. Интересен патент Томаса Эдисона от 1876 года на создание копира, который назывался мимеограф (автокопист, или циклостиль).Прямыми потомками этого устройства стали ротатор и современный ризограф. Устройство относится к классу трафаретной печати. Трафарет из навощённой бумаги (так называемую восковку) надо было готовить, как в патенте Эдисона — с помощью электрического пера с иглой, который позволял переносить на восковку рукописный текст. Позже восковки стали готовить на пишущей машинке без красящей ленты, выдавливая литеры. Усовершенствованный мимеограф (с барабаном, на который крепился трафарет) назывался ротатором. Хорошим результатом считалось получение нескольких десятков копий (обычно 50-ти). Современные устройства трафаретной печати с трафаретом из специального материала (например, ризограф) позволяют делать сотни копий с одного оригинала (трафарета).

 

Рис. 7. Патент Эдисона на мимеограф

 
Следующей идеей для малотиражных копиров стала засветка светочувствительной бумаги. При тех масштабах, в которых планировалось изготавливать копии, использование обычной фотобумаги было нецелесообразно: в то время она содержала серебро, и оттиск на ней стоил слишком дорого. Да и подготовка негативов выглядела и слишком трудоёмкой, и слишком дорогой. Представьте себе фотопластинку размером с лист А4 (я уж не говорю про лист А3), и становится ясно, что это нереально. Фотопроцесс тогда был контактный: фотопластинка накладывалась на бумагу и засвечивалась. До фотоувеличителя, который позволяет с небольшого кадра получить изображение размером с лист А3 и даже больше, ещё надо было дорасти.

Печать на классической фотобумаге (с йодистым серебром на поверхности, которое темнело при засветке, и закрепителем, который останавливал потемнение нужных точек листа после проявления изображения) называлась калотипия. Опыты начались с 1802 года, но закреплять научились где-то после 1840 года. Эта технология копирования использовалась только для печати высококачественных изображений с большим количеством полутонов. Для монохромной печати канцелярских и конструкторских документов цена была велика, и возможности были явно излишни. Технология, которая называлась светотипия, или фототипия, не требовала специальной бумаги с солями серебра, но требовала создания клише либо на литографском камне, либо на стеклянной пластине, т.е. была целесообразной только при типографском тиражировании изображений с полутонами. Первые эксперименты начались в 1840-е годы, а устоялась технология где-то к концу 1860-х годов.

Из технологий контактной печати (оригинал накладывается на пустой лист светочувствительной бумаги и засвечивается) наибольший интерес представляет так называемая синька. Название она получила по цвету копии. В середине XIX века появилась негативная версия — цианотипия. Её изобрёл в 1842 году астроном Джон Гершель. Изображение получалось оригинальным (некоторые старинные цианотипии и сейчас вызывают интерес), но ситуация, когда фон — синий, а линии — белые, устраивала далеко не всех. Однако до 1923 года — до появления позитивной бумаги — негативная синька активно использовалась, поэтому копии некоторых исторических чертежей дошли до нас именно в таком виде.

Сейчас, когда с помощью фототехники (или фотошопа) можно легко подготовить оригинал — негатив, цианотипия является несколько экзотичным способом печати изображения. Это оригинально и вызывает ностальгию по «старым добрым временам».

 

Рис. 8. Цианотипия (негативная синька)

 
Хотя первые образцы позитивной синьки появились в Германии в 1923 году, массовой технология стала не сразу. По названию светочувствительного материала диазония процесс назвали диазотипия. Главной прелестью материала было то, что печать с позитивного оригинала (линии чёрные, фон — прозрачный) получалась позитивной (линии фиолетовые, фон белый). Несмотря на цвет название «синька» сохранилось исторически. Ещё в 1970-е годы в НИИ и проектных институтах основным способом малотиражного издания была синька. Да, ксерокопия уже была известна, и даже аппараты кое-где стояли, но воспринималось это как экзотика.

Главным преимуществом синьки была её простота. Оригинал изготавливался на кальке. Чертёж либо изначально чертили тушью на кальке, либо (конструкторы часто предпочитали ватман, на котором проще было стирать и вносить правку) чертёжник копировал чертёж с ватмана на кальку. Текст печатали на кальке. Для хорошего качества использовали и красящую ленту пишущей машинки (иной раз даже принтера), и копирку (её подкладывали сзади листа кальки, благодаря чему печать осуществлялась с обеих сторон листа). Архив проектов существовал не на бумаге, а на кальке. Именно она была первичным документом, с которого делалось необходимое количество копий. При конструкторской нумерации листов (номер раздела и номер листа внутри раздела) при изменении надо было переделать только листы до конца раздела.

 

Рис. 9. Диазотипия (позитивная синька). Чертёж автомобиля «Москвич», 1957 год

 
История малотиражных устройств размножения (а позже и устройств малотиражной печати), известных как ксерокс и лазерный принтер, является на сегодня вершиной истории малотиражных множительных устройств. Идея проста. Аналог сканера превращает изображение (в том числе текст) в последовательность точек на селеновом барабане. Если точка электризована, то в оригинале была точка, если точка не электризована, то в оригинале точки не было. Барабан посыпают тонером, который прилипает к тем местам, где есть электризация. Затем лист обычной офисной бумаги прижимают к барабану и нагревают. Тонер «вплавляется» в лист, и получается копия изображения на обычной офисной бумаге. Эта технология сегодня известна лучше и требует (для достаточно полного рассмотрения) отдельной статьи. Мы же оставим этот вопрос читателям для самостоятельного изучения.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*