Фонд литературного самиздата РГБМ

Евгений ХАРИТОНОВ

 

В 2015 году РГБМ провела большую выставку «неофициальной», неподцензурной, прессы и машинописных книг «закрытых» литературных произведений, выпускавшихся любителями фантастики в 1960—1990-х годах. В качестве «научной опоры» экспозиции был выпущен библиографический справочник «Фантастический печатный самиздат 1966-2006». Выставка оказалась интересной молодому читателю, а справочник и сам вскоре стал библиографической редкостью. И в том же году была озвучена идея формирования в библиотеке фонда литературного самиздата на основе уже имеющейся коллекции автора этих строк. И наконец, в сентябре 2018 года в каталоге РГБМ появился новый раздел — «Самиздат», а в Зале художественной литературы открылась новая секция.

Самиздат в России имеет долгую историю и восходит к «Молению» Даниила Заточника и посланиям протопопа Аввакума. Ну, а «базис» литературного самиздата во многом оформили в начале ХХ века русские футуристы, и в первую очередь самый плодовитый «самиздатчик» Алексей Кручёных и поэт-авиатор Василий Каменский. Рукотворные книги и книжицы они, по сути, превратили в отдельный вид искусства.

Само же понятие/слово «самиздат» запустил в народ и в жизнь в 1952 году поэт Николай Глазков, который ставил на своих машинописных книгах вместо названия издательства — «Самсебяиздат». В конце 1950-х — начале 1960-х годов появились в СССР и первые литературные журналы — «Сфинкс», «Ересь», «Феникс» и др.

Конечно, мы не первые библиотечные «собиратели» самиздата. Существует внушительная коллекция политического самиздата в «историчке» (ГПИБ), на излёте перестройки московский исследователь и библиограф Александр Суетнов создал впечатляющий архив печатного самиздата СССР, основу которого, впрочем, составляли опять же издания оппозиционного характера.

Предмет нашего интереса — самиздат литературный. При этом акцентированно «фантастический». И не просто так. Фантастическое сообщество, или Фэндом, имеет не только давнюю историю (с 1930-х годов), но и богатые традиции, в том числе в опыте издания неофициальной прессы. Более того, журнально-газетный самиздат, фэнзинная культура зародились как раз в Фэндоме. Причём, как это ни парадоксально, даже не в отечественном. Родина любительской (неофициальной), субкультурной прессы — США. На волне объединения американских любителей фантастики в Фэндоме в первой половине 1930-х годов вызрела и своя журналистика — как способ обмена информацией, публикации произведений, формирования тенденций. Эти машинописные, а позже — ротапринтные, журнальчики получили название «фэнзины» (от англ. fan — любитель, фанат, и magazine — журнал). На страницах этих самопальных изданий начинали (не только как авторы, но и как редакторы-издатели) многие классики фантастической литературы — Рэй Брэдбери, Айзек Азимов, Спрэг де Камп, Альфред Ван Вогт, Альфред Бестер и др. Некоторые фэнзины со временем перешли в ранг профессиональных изданий — например, самый влиятельный в мире западной фантастики критико-библиографический журнал Locus. Удивительно, но традиционная, то есть бумажная, фэнзинная культура сохранилась в Западной Европе и в США и сегодня, в эпоху «победившей цифры» (в России бумажный самиздат окончательно ушёл в интернет ещё в первой половине нулевых). В нашем фонде имеются фэнзины из Сербии, США, Швеции, Болгарии, Чехии.

Позже фэнзины получили широкое развитие в большинстве молодёжных субкультур — от рок-музыки до сообщества ролевиков и любителей боевых искусств.

В СССР первые фэнзины, посвящённые фантастике, появились в середине 1960-х годов, став важной вехой в истории отечественной фантастической литературы 1960—1990-х. «Золотой» же век «фэнзиномании» приходится на 1980-е, что совпадает с расцветом общественно-политической неподцензурной прессы.

Причины возникновения любительской журналистики в США и в СССР, конечно же, разные. Появление в СССР фантастического самиздата (как и литературного в целом) — вынужденный ответ на тотальный дефицит книжной фантастики (и прежде всего, зарубежной), непреодолимость для большинства молодых авторов издательских барьеров, почти полное отсутствие исследований и библиографии фантастики. Наконец, с 1970-х годов в СССР начал формироваться свой мощный, многоликий Фэндом, нуждавшийся в обмене информацией, в своей прессе. На страницах фэнзинов впервые были напечатаны произведения большинства звёзд отечественной фантастики 1980-2000-х. Феномен печатной фэнзинной культуры: при тиражах фэнзинов от нескольких экземпляров (стандартная закладка в печатную машинку) до нескольких десятков (если появлялся доступ к ксероксу или ротапринту), тексты, опубликованные в них, стремительно разлетались по всему Советскому Союзу, а их издатели становились легендами Фэндома. И никакого тебе интернета!

Помимо произведений молодых или «непечатных» авторов, фэнзины активно популяризировали зарождающееся фантастиковедение — критику, библиографию, литературоведение фантастики; публиковали не прошедшие сквозь цензуру тексты классиков и мэтров (Стругацкие, Михайлов, Булычёв), очень много печаталось переводов зарубежной фантастики.

Коллекция журнально-газетного и книжного «фантастического» самиздата РГБМ — первая и наиболее полная в России. В ней собрано более 500 единиц хранения — самопальные издания 1980-2000-х годов, разные по способу печати (от машинописи до принтера и офсета), тиражу (от 1 экземпляра до нескольких сотен) и формату/содержанию — от толстых литературно-художественных альманахов и взвешенных критико-библиографических журналов до библиографических листовок, изданий ролевой и толкинистской субкультуры до «жёлтой прессы» Фэндома — юмористических фэнзинов, в которых отражался не столько литературный процесс, сколько процесс посещения фантастических конвентов со всеми вытекающими отсюда анекдотами из жизни писателей и фэнов (в нашей коллекции хранится почти полный комплект самого знаменитого, язвительного и очень смешного журнала «Страж-Птица», выходившего в Омске в 1980—1990-х гг.).

Всю коллекцию можно условно разделить на два основных блока:

1) неофициальная литературная периодика: самиздат-журналы, газеты, альманахи, бюллетени, фэнзины. Помимо содержания (ведь на их страницах нередко начинали свой путь многие ныне широко известные писатели), эти издания представляют ценность ещё и в контексте визуальной культуры (оригинальность оформления, макета, формата). В нашем фонде хранятся уникальные журналы (тираж которых порой не превышал 1—3 экземпляров) на русском, украинском, английском, болгарском, чешском, сербском и шведском языках;

2) «самопальные» книги: машинописный, матричнопринтерный самиздат (так называемые списки) «закрытого» и недоступного в СССР худлита. Эта коллекция существует только в оригинальном (неоцифрованном) виде. Она интересна, с одной стороны, как важный культурный факт эпохи, а с другой — в силу своей тиражной, материальной, а шире — историко-библиографической (какие произведения ходили в «списках») уникальности.

Как было сказано выше, «сердце» фонда — это фантастический самиздат (и мы надеемся, что это станет стартовой площадкой для другого проекта «на перспективу» — Музея фантастики при РГБМ). И всё же нам хотелось бы создать репрезентативный фонд литературного самиздата в целом. Коллекция регулярно пополняется, в том числе и за счёт изданий общелитературного характера (поэзия, проза, литературный авангард, литературный андеграунд). Мы принимаем самиздат в дар. Особенный интерес представляют издания, вышедшие в советское время.

Коллекция будет интересна как широкому кругу любителей истории литературного и книжного быта СССР и зарубежья, так и специалистам-книговедам.

В настоящий момент (сентябрь 2018 г.) завершается оцифровка фонда и его каталогизация. В скором времени любой желающий, зайдя в наш каталог, может получить не только библиографическое аннотированное описание имеющегося в фонде объекта самиздата, но и в большинстве случаев — ознакомиться с PDF-версией того или иного фэнзина. А уникальные оригиналы можно подержать в руках уже сейчас — для этого достаточно прийти в Зал художественной литературы РГБМ.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*