Как сформировать у населения устойчивую потребность в посещении библиотеки?

Ирина МИХНОВА

 

Казалось бы, ответ до смешного очевиден. Человек испытывает устойчивую потребность в том, что отвечает его собственным — проявленным или едва осознаваемым — потребностям и ожиданиям. Ведь и в самом деле: куда идти, с кем общаться, какую лекцию послушать — это личный выбор человека, его личное свободное время, которое он готов потратить, например, на посещение библиотеки.

 
Иными словами, библиотека должна предложить посетителям (пользователям) продукты своего труда (услуги, пространство, некие действия и т.д.), ориентируясь при этом на реальные потребности людей, а не на своё (точнее — не только свое) представление об их потребностях. И она должна быстро реагировать на изменение этих потребностей (завтра всё может быть по-другому).

Очевидно? Казалось бы, да. Между тем библиотекари не перестают сетовать на то, что посетители плохо, с неохотой идут к ним, не осознавая всей важности и ценности для них услуг и мероприятий, предлагаемых библиотекой. Какие-то «неправильные» люди — «счастья своего не понимают»…

Отсюда возникают вопросы: так ли уж всегда, формируя услуги и предложения, мы отталкиваемся от потребностей и запросов людей? И на какие них мы предпочитаем направлять своё внимание? И почему проблема посещаемости библиотек по-прежнему стоит «на повестке дня»? А ведь с этим серьёзно связан вопрос имиджа, статуса библиотеки и, скажем больше, целесообразности её в городе, селе с точки зрения местного сообщества и местной власти.

14 ноября 2017 года в Министерстве культуры по линии Департамента туризма и региональной политики прошёл круглый стол по отдельным аспектам «Методических рекомендаций субъектам Российской Федерации и органам местного самоуправления по развитию сети организаций культуры и обеспеченности населения услугами организации культуры», введённых в действие 6 августа этого года. К круглому столу подключились 12 регионов. Модерировала дискуссию Светлана Горушкина, один из основных разработчиков этого документа.

Меня пригласили как представителя сети молодёжных библиотек, чтобы услышать позицию федеральной библиотеки относительно дальнейшего развития этой сети. Дело в том, что в нынешних методических рекомендациях нет чётких нормативов обеспеченности населения молодёжными библиотеками, как в случаях с другими типами библиотек. Раньше были — сейчас нет.

Зато в документе есть такие положения: «При наличии специализированных фондов для населения молодежного (юношеского) возраста на территории субъекта Российской Федерации правомерно функционирование и создание новых молодежных (юношеских) библиотек, а также молодежных отделений в универсальных библиотеках» и «Если у населения городского округа или городского поселения есть объективная потребность в создании молодежной библиотеки (ходатайство общественности, инициатива молодежных и образовательных организаций и др.), то собственник (учредитель) имеет право создать молодежную библиотеку или перепрофилировать под данную функцию иную общедоступную библиотеку».

И эти положения, с нашей точки зрения, свидетельствуют в пользу того, что молодёжные библиотеки будут существовать (сохраняться, возникать) там и тогда, где и когда местное сообщество будет испытывать в них реальную потребность, обосновывать и отстаивать её, а «адекватная» местная власть с готовностью реагировать на неё. (Стоит отметить, что в последнее время молодёжные библиотеки, действительно, стали повсеместно появляться либо планироваться к открытию и именно по «доброй воле» населения и «прозорливых» властей.)

У меня был личный профессиональный интерес к теме круглого стола: в какую сторону сегодня направляют внимание органов местной власти и руководителей министерств (управлений) культуры Департамент туризма и региональной политики МК РФ, эксперты и стоящие за ними «планирующие и финансирующие» министерства. Как и всем, меня тоже интересуют тренды сегодняшнего и завтрашнего дня на «рынке культуры».

Итак.

Тренд номер один. НКО как действующий субъект рынка культуры

 
Если раньше учреждения культуры были хозяевами на «культурном пространстве» региона, города, то теперь все они — партнёры, партнёры некоммерческих организаций как исполнителей общественно значимых услуг. Ибо сегодня население получает разнообразные услуги, которые создаются силами не только бюджетных организаций, но и НКО.

Министерствам (управлениям) культуры предлагается определить список услуг, которые стоит передать НКО на том основании, что эти услуги они оказывают качественнее, чем бюджетники. Для этого предстоит выявить потребности населения в профильных услугах и проанализировать, посредством каких из них лучше реализуются эти потребности. Затем будет составлен список НКО со всеми их сегодняшними услугами, которые целесообразно финансово поддержать. До этого нужно разработать критерии отбора НКО и утвердить (согласовать) список с органом местной власти.

При этом особых средств добавлять в бюджет субъекта не планируется, речь идёт о перераспределении имеющихся. Вовсе не обязательно, что они будут «отняты» у бюджетников в пользу НКО (по критериям качества и востребованности услуги), но беспокойство одолевает. Вот тут возникает более жёсткое понятие «конкуренция», которое точнее, нежели партнёрство, будет отражать суть взаимоотношений этих типов организаций.
Да, в конкуренцию с библиотеками, возможно, вступят те, кто «осилит» некоторые их услуги и окажется в списке на финансовую поддержку. Разумеется, базовые услуги библиотеки, определённые «Законом о библиотечном деле», идентифицирующие её как библиотеку, вряд ли смогут перехватить НКО. Одной лишь умной головы здесь недостаточно — ресурсы и технологии нужны. Хотя как знать: встречаются же частные библиотеки, появляются промежуточные формы: кафе-библиотека, клуб-библиотека, библиотека в парке (антибиблиотека)… Если обеспечение доступа к фонду, справочно-библиографическая работа — это наше, библиотечное, то культурно-просветительские мероприятия, направленные на пропаганду книги и чтения, активно заимствуют сейчас книжные магазины, музеи, галереи, клубы, кафе, антикафе и прочие. А досуговые формы работы — вообще «достояние всех».

Вывод: в логике сегодняшнего и завтрашнего дня нам предстоит конкурировать за внимание населения, за финансирование (как самый мрачный прогноз) с НКО и, возможно, с другими бюджетниками.

 

Тренд номер два. Интеграция (объединение) усилий учреждений и НКО для создания новой услуги

 
В качестве близкого примера предлагаем опыт Российской государственной библиотеки для молодежи. Так, уже третий год Региональная общественная организация инвалидов (РООИ) «Перспектива» проводит тренинги по развитию лидерства среди подростков и молодёжи с инвалидностью на площадке и при участии РГБМ. Другая версия объединения — это когда некая благотворительная организация, отвечающая за социализацию инвалидов и людей, оказавшихся в сложной психологической ситуации, приводит на территорию библиотеки группы этих людей, чтобы они — пусть временно, пусть на простом уровне — включились в библиотечную работу. И платит при этом библиотеке вполне адекватные деньги. Понятно, что это ещё не в полной мере «новая» услуга, а, скорее, соучастие библиотеки в проектах НКО. Думается, у библиотек есть уже и более точные примеры.

 

Тренд номер три. Участие учреждений культуры в сетевых проектах

 
Речь идёт о работе библиотек в рамках сетевых программ наравне с другими учреждениями и организациями (не только сферы культуры). Типичные примеры: общероссийские проекты Тотальный и Географический диктанты, которые проводятся на базе совершенно разных организаций; Библионочь и Ночь музеев, которые изначально были специализированными, тоже постепенно расширяют сферу своей реализации.

 

Тренд номер четыре. Передвижные многофункциональные центры культуры для маленьких населённых пунктов

 
Речь идёт не просто о библиомобилях (библиобусах), к которым мы за последние десять лет вполне привыкли и с разной степенью успешности и эффективности используем. Вдохновляет нас не только мировой опыт использования библиомобилей для обеспечения библиотечными услугами жителей отдалённых районов (всем известны различные их версии: верблюды, ослы, кораблики, велосипеды и проч.), но и отечественная советская история, когда существовали библиотеки-передвижки.

Помимо библиотекарей, в библиомобилях выезжают в сёла методисты и организаторы культурных и оздоровительных мероприятий.
Вот конкретный пример, прозвучавший на круглом столе.

Московская область приобрела в 2016 году 11 библиомобилей. Один достался Воскресенскому району, у которого 26 населенных пунктов. В каждом библиомобиле помещается 1500 книг, 300 дисков, есть два рабочих места с ПК, ксерокс, мультимедийный проектор, внутри одновременно могут находиться 10 посетителей. Устраиваются книжные выставки, видеопробеги, организуются книгообмены, лектории… Ежемесячно библиомобиль делает 32 выезда, посещая и летние оздоровительные лагеря, и детские сады, и интернаты, просто проводя на сельской площадке массовые игры и представления.

Потому что задачи таких библиомобилей понимаются достаточно широко — стать своего рода передвижными многофункциональными центрами культуры для жителей сёл, где нет стационарных учреждений культуры.

 

Тренд номер пять. Социальные сети как основная площадка коммуникаций с пользователями

 
Сегодняшний день требует массового выхода библиотек в социальные сети, перенос туда виртуального общения с аудиторией с библиотечных сайтов. Для весьма существенной части библиотек FB, ВКонтакте, Инстаграм, Одноклассники и другие соцсети уже на протяжении ряда лет являются базовыми площадками для оповещения целевых аудиторий о мероприятиях и акциях, продвижения своих проектов и предложений, организации «обратной связи» с пользователями и т. д. Однако, как показали исследования специалистов, для работников небольших библиотек важность этих коммуникационных каналов пока не столь очевидна. Значит, необходимо затратить определенные усилия, чтобы библиотекари осознали и опытным путем удостоверились в эффективности «обратной связи» в социальных сетях с населением их города, района, села.

К этим трендам сегодняшнего и завтрашнего дня, озвученным на круглом столе в Министерстве культуры, стоит, на наш взгляд, добавить ещё несколько.

 

Тренд номер шесть. Расширение спектра услуг путём заимствования и модификации под свои задачи услуг других учреждений и организаций

 
Возьмём, к примеру, книжные магазины. На базе «Библио-Глобуса», одного из самых известных московских торговых домов, работает, по нашим подсчётам, более 25 клубов по самым различных направлениям и тематикам. И разница между книжным магазином и библиотекой при проведении, например, встречи с писателем только в том, что потом в магазине все имеют возможность купить и подписать у автора книгу, а в библиотеке может выстроиться очередь за бесплатным, но единственным экземпляром (возможно, подаренным самим автором).

Многие библиотеки уже сами себя называют многофункциональными культурными центрами, но книжные магазины теперь тоже определяют свой современный образ в тех же понятиях.

Библиотеки, в свою очередь, обращаются к форматам, с которыми работают книжные магазины, клубы, художественные галереи, музеи, кафе…

Куда заведёт это — сказать пока сложно. Не исключено, что однажды население будет иметь дело по преимуществу с промежуточными форматами: немножко библиотека, немножко клуб, немножко кинотеатр, немножко музей, художественная галерея, немножко книжный магазин, немножко кафе, немножко фитнес-зал и т. д. Сначала все будут бороться за то, чтобы их «родовое» название было определяющим, мрачный сценарий — когда определяющим станет для всех «многофункциональный культурный центр»…

 

Тренд номер семь. Развитие культурно-просветительского (в нашем случае ещё и информационно-библиотечного) волонтёрства

 
В начале декабря в Москве прошёл Всероссийский форум добровольцев–2017. В рамках форума работала дискуссионная площадка «Культура и искусство: новые горизонты через добровольчество», где тема библиотеки звучала в заявленном организаторами контексте «системного подхода к работе с волонтерами», «необходимых способов регламентирования волонтерской службы», «необходимости основных форм документов для структурированного взаимодействия с волонтерским корпусом».

Резкое усиление роли волонтёрства в учреждениях культуры, особенно в библиотеках, прогнозируется в следующем году, который планируется объявить Годом гражданской активности и добровольчества (волонтёрства). Вовлечение населения в волонтёрское движение станет основной его задачей.

А волонтёры могут быть как помощниками библиотекарей и организаторов мероприятий, так и их «заместителями». Практика ряда европейских стран, когда на местах библиотекарей всё чаще работают добровольцы, заставляет задуматься о неясных перспективах библиотечной профессии. И это тревожащий сценарий.

 

Тренд номер восемь. Тотальный книжный круговорот, в котором библиотека — активный участник, посредник, субъект и объект благотворительности

 
Сегодня люди избавляются от ставших ненужными в доме книг. Идёт тотальное добровольное перераспределение бумажных изданий между людьми и организациями. В эту сферу активно втягиваются самые разные учреждения: кафе, вузы, школы, туристические агентства, магазины, фирмы (на российском сайте буккроссинга указаны 200 московских точек, 50 из которых — библиотеки).

Первое, что приходит на ум людям, пытающимся «пристроить книги в хорошие руки», это библиотека, затем социальные учреждения (дома престарелых, интернаты, тюрьмы и т. п.). И сейчас уже дары — существенная, если не преимущественная, часть текущего комплектования библиотечных фондов. В свою очередь (и московский портал «Списанные книги» тому яркий пример), библиотеки активно пользуются полученной недавно возможностью раздавать списанные, а значит, ставшие ненужными, книги населению.

И можно предвидеть парадоксальный сценарий, который вряд ли устроит и книжную торговлю, и библиотеки: однажды люди вынесут из домов все книг прошлых лет, а потом начнут раздавать книги, купленные и уже прочитанные. И если сейчас библиотека принимает в дар книги старые, часто уже имеющиеся в её фонде, но в лучшем состоянии, то со временем население понесёт в библиотеки и актуальную, пользующуюся реальным спросом литературу. Не возникнет ли у властей желание перевести библиотеку на самообеспечение (точнее, на «народное» обеспечение)?

В целом, все обозначенные выше тренды (кроме, пожалуй, пятого) — это, безусловно, риски и угрозы. Одни их страшатся, потому что не видят возможности им противостоять, для других это повод для перегруппировки сил и переоценки собственных задач и способов их решения.

При этом стоит учитывать базовый принцип, которому сегодня и завтра должны следовать органы местной власти: оценка учреждений культуры (включая библиотеки) не только и столько по успешному выполнению ими же поставленных перед собой задач, сколько по соответствию их услуг и предложений широкому спектру потребностей разных групп населения. Ведь именно это находится в сфере компетенции и ответственности местных властей, которым государство и местное сообщество делегировало право и обязанность беспокоиться о нуждах людей.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*