Риск в библиотечном обслуживании молодёжи: Где? Кто? Зачем?

Майкл КАРТ

 

В 2013 году группа российских библиотекарей, находясь на обучающем семинаре в Чикаго, посетила штаб-квартиру Американской библиотечной ассоциации и встретилась с руководителями её Молодёжного отделения (YALSA). Американские коллеги подарили нам 10 своих книг, посвящённых специфике библиотечного обслуживания различных групп молодёжи. Одна из них — «Рискованное дело: управление рисками в библиотечном обслуживании молодёжи» Линды В. Браун, Хиллиаса Дж. Мартин, Конни Эркхарта. Публикуем небольшой фрагмент из книги, дающий ответ на вопрос: почему профессию «молодёжный библиотекарь» стоит отнести к категории рискованных.

 
«Словом “риск” довольно расплывчато обозначают ситуации, когда вероятно, но не обязательно, может произойти некое нежелательное событие» («Риск», Стэнфордская философская энциклопедия).

Приведённое определение очень ёмко даёт понять, почему сама идея риска так пугает библиотекарей. Нелегко принять решение, зная, что оно может привести к неприятностям. Все предпочитают принимать такие решения, которые точно приведут к положительным результатам. Легко, к примеру, решить помочь учительнице подобрать материал для предстоящих уроков: здесь нет практически никакого риска. Значительно сложнее решить провести в библиотеке беседу с подростками о курении, алкоголе и сексе. Такие дискуссии могут быть весьма рискованными: родители или руководство могут усомниться в уместности такого мероприятия в библиотеке.

Однако для сотрудника молодёжной библиотеки, риск — неотъемлемая и очень важная часть работы. Если библиотекарь отказывается идти на риск, он, скорее всего, недостаточно хорошо выполняет свои обязанности. Как заявил в интервью о рисках в библиотечном деле бывший президент YALSA Майкл Карт: «Каждый, кто выбирает профессию библиотекаря и работает с молодёжью, демонстрирует рискованное поведение».

— С какими рисками была сопряжена работа молодёжной библиотеки десять лет назад?

— Дела были совсем плохи! Настолько, что в 1997—98 году, в бытность свою президентом YALSA, я выбрал риски основным направлением работы, чтобы попытаться спасти подростков, подростковую литературу и саму профессию молодёжного библиотекаря от опасностей, которые им угрожали. В своём первом обращении в качестве президента я процитировал книгу активиста-подростка Дэнни Сео «Generation React»: «Вы заметили? Наше поколение столкнулось с проблемами, которых не было, когда наши родители были молоды. Неудивительно, что у многих из нас при мысли о будущем опускаются руки». У многих библиотекарей также опускались руки; казалось, что угнаться за растущими потребностями подростков невозможно, ведь лишь в 11% американских библиотек был специалист по работе с молодёжью. Что касается молодёжной литературы, на ней практически поставили крест ещё в 1994 году на конференции, где обсуждалось будущее этого чуть было не погибшего, не успев зародиться, жанра.

— Что изменилось с тех пор? О каких рисках идёт речь сейчас?

— Ситуация сильно изменилась в лучшую сторону, особенно это касается молодёжной литературы и библиотекарей, работающих с подростками. Последние десять лет молодёжная литература переживает новый период расцвета, и есть основания полагать, что в обозримом будущем так и будет продолжаться. В то же время YALSA стала наиболее динамично развивающимся подразделением Американской библиотечной ассоциации, а в 51,9% библиотек теперь есть как минимум один библиотекарь, постоянно работающий с подростками, чем они, очевидно, активно пользуются. В ходе опроса, проведённого недавно агентством Harris Interactive, 80% опрошенных подростков сказали, что посещают библиотеку. К сожалению, сами подростки часто ведут себя рискованно. Согласно результатам Национального лонгитюдного исследования здоровья молодёжи основную угрозу здоровью подростков представляет опасное поведение, которое они сами выбирают. Линн Понтон, автор книги «Романтика риска: почему подростки так себя ведут», объясняет: «Подростки ищут себя путём бунта против родителей и взрослых вообще, они намеренно идут на риск…» К счастью, частота случаев опасного поведения среди подростков постепенно снижается.

— Когда вы больше всего рисковали, работая с молодёжью?

— К сожалению, я никогда не был молодёжным библиотекарем. Я был администратором в библиотеке и продвигал услуги для молодёжи, защищал интересы подростков. Именно поэтому я стал сотрудничать с YALSA, а затем работать с молодёжной литературой. Работая писателем и редактором, я понял, что нужно рассказывать подросткам правду, даже когда это трудно и рискованно. Поэтому я всегда выступал за безжалостный реализм в молодёжной литературе.

— Были ли в вашей практике случаи, когда библиотекари, работающие с молодёжью, заходили слишком далеко?

— Я думаю, каждый, кто выбирает профессию библиотекаря и работает с молодёжью, демонстрирует рискованное поведение. Но, как это ни прискорбно, многие до сих пор недолюбливают подростков и не доверяют им, а следовательно, и тем, кто защищает их интересы. После ухода на пенсию в 1991 году я несколько лет консультировал библиотеки и библиотечные объединения по вопросам работы с молодёжью, и самой распространённой проблемой было нежелание библиотекарей иметь дело с подростками.

— Как меняются библиотеки, чтобы удовлетворять растущие потребности читателей-подростков?

— Я надеюсь, что они, вслед за YALSA, больше фокусируются на нуждах и умениях подростков, а не только на их специфических проблемах. Многие библиотеки стали постоянно привлекать молодёжь к работе в библиотеке и организации мероприятий на всех стадиях от планирования до реализации. Они также собирают новые коллекции, включают новые форматы и внедряют новые технологии, постоянно меняющиеся вместе с потребностями и привычками молодых людей. Я надеюсь, что они становятся более гибкими и открытыми новым веяниям, чтобы эффективнее работать с молодёжью. Недавно проведённое исследование услуг для читателей в возрасте от 16 до 25 лет показывает, что библиотеки готовы переключаться на новую целевую аудиторию в соответствии с изменениями в обществе.

— Есть ли изменения в рискованности молодёжной литературы? По сравнению с прошлым десятилетием, кто из писателей сейчас пишет наиболее рискованно?

— Очень хороший вопрос. Прежде всего, сегодня литература более взрослая и серьёзная по содержанию, чем лет десять назад. Я имею в виду не только обращение к опасным темам, таким как сексуальное насилие, инцест и т.д., но и использование новых повествовательных форм, экспериментальных приёмов и смещение фокуса с сюжета на персонажей. Современные писатели весьма похвально проявляют доверие к читателям, предлагая им сложные темы и методы повествования. Я бы назвал четверых писателей, наиболее часто идущих на риск: М.Т. Андерсон, Адам Рапп, Филип Пулман и Эйден Чемберс.

— Что бы вы посоветовали библиотекарям, работающим с молодёжью, которые решили рискнуть? Что бы вы посоветовали их начальству?

— Говорите с подростками и слушайте их. Будьте гибче, не бойтесь и, если вы верите в то, что делаете, доверяйте своим чувствам. Руководителям библиотек я бы посоветовал доверять библиотекарям и не забывать, что сегодняшние подростки завтра станут полноправными членами общества и, возможно, защитниками библиотек.

— Работа с подростками — рискованное дело. И это нормально.

— Конечно, не всегда имеет смысл рисковать. Однако библиотекарь, работающий с подростками, не должен бояться риска. Выбирая эту профессию, нужно понимать, что здесь вовсе не тихо, мирно и безопасно. Наоборот, библиотекари должны быть готовы к возможному риску и уметь решать, стоит рисковать или нет.

 
Перевела с английского Ирина Соколова

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*