Что общего между перстнем-печаткой и типографской литерой?

Александр ПУРНИК

 

Казалось бы, какая может быть связь между фамильным перстнем знатного лорда и литерной типографской печатью. А она тем не менее существует. И перстень-печатка, и типографская литера изготавливаются заранее, и результатом их применения всегда является один, неизменный во времени и пространстве, оттиск. А в историческом промежутке между ними было много всякого другого… И тавро, и тамга, и факсимиле.

 
Фамильные перстни были непременными атрибутами знатных лиц. Многие из них — просто дорогостоящие украшения. Нас же интересуют перстни-печатки, которые были способны дать оттиск, однозначно идентифицирующий владельца. Если верить специалистам по истории мужских перстней, «перстень-печатка использовался еще в 3500 г. до н.э., когда жители Месопотамии начали использовать их в качестве метода подлинности. Первоначально перстень-печатка, в отличие от кольца, имел цилиндрическую форму и использовался для оттисков на влажной глине. Его использовали для опечатывания различных конвертов, банок и пакетов, и по сути он был схож с печатью юридического лица в современности. Затем, в Древнем Египте, кольцо начали носить фараоны, религиозные лидеры и дворяне. Часто эти кольца были изготовлены из камня или фаянсовой керамики. Кольца были богато украшены камнями и сакральными символами снаружи для обозначения статуса своего владельца. Даже в Ветхом Завете можно встретить упоминания про перстень-печатку, в истории Даниила в львином рву… “И принесен был камень и положен на отверстие рва; и царь запечатал его перстнем своим, и перстнем вельмож своих” (Даниил 6:17)».

Печатки изготавливались зеркальными, чтобы оттиск получался «правильным», и были вогнутыми и выпуклыми.

Выпуклая печатка ближе всего к типографской литере, но оттиск у неё был вогнутым.

Вогнутая печатка давала выпуклый оттиск. Те, кто опечатывает сейфы или помещения, и по сей день пользуются печатками (обычно без кольца), которые позволяют подтвердить, что в отсутствие доверенного лица в сейфе (помещении) посторонних не было.

Тавро — это своего рода печать для клеймения скота. Здесь та же логика. Заранее изготавливается оригинал, и с него уже делаются «оттиски» на шкуре животных. Такие тавро позволяли идентифицировать владельца.

Со времён монголо-татарского нашествия на Руси знают слово тамга. В простейшем случае тамга представляла собой некое изображение (например, сокола, тигра и т.п.) и текст, которые подтверждали полномочия владельца. Сегодняшним аналогом является полицейский жетон, подтверждающий полномочия «агента в штатском». А кроме того, была тамга, аналогичная перстню-печатке, которая позволяла «подписывать документы».

Идентифицирующая тамга. Этимологически она тесно связана с понятием «родовое тавро». Как правило, такая тамга передавалась из поколения в поколение, но в каждом из них тамга модифицировалась, что позволяло отличить соответствующие документы.

Вот так выглядела тамга (герб) рода Плиевых и Мальсаговых. Понятно, что тамга (печатка) была неким предшественником факсимиле.

Думаю, что самым сложным шагом был переход от тамги (печатки) к факсимиле большего размера. Однако гравировальная техника позволила создавать факсимиле для целой страницы, пригодное для малотиражного (100—200 экземпляров) издания документов. Такой способ издания назвали ксилографическим. В Китае, где иероглифы описывали семантические объекты, даже небольшой по размеру текст позволял иметь достаточно объёмный по смыслу документ. Подобные технологии применялись и в Европе. В России такой способ издания называется «лубок».

В Китае для оттисков использовали не перстни, а «столбики» из мягкого камня, на которые легко наносились зеркальные отражения иероглифа. Поскольку не было мешающего обрамления (как у кольца), то всего через несколько сотен лет такие «столбики» стали собирать в наборном поле, и в результате появилась печать с помощью литерного набора.

Мы часто рассуждаем о том, что развитие общества происходит по экспоненте. Сейчас мы находимся на быстро растущем участке технологической экспоненты и часто даже не задумываемся над тем, как всё начиналось. Между тем на начальном этапе эта экспонента растёт очень медленно. Ведь от первых перстней-печаток до факсимильного и литерного издания прошли тысячелетия. Движение времени трудно ощутить, но его можно наблюдать в библиотечной книге, воплощённым, например, в штампы «из фондов РГБМ» (тавро) и «книга — в подарок» (факсимиле). Да и печать библиотеки как юридического лица — это не более чем современная реинкарнация перстня-печатки.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*