Учащаяся молодёжь возвращается в библиотеки: готовы ли мы к встрече?

Ирина МИХНОВА

 

Иногда хорошо долго жить: просто жить и жить в профессии. Тогда можно сравнивать и делать выводы. В 70-е годы мы, студенты филфака пединститута, ежедневно по нескольку часов проводили в читальных залах областной научной библиотеки, готовясь к занятиям, работая над курсовыми и дипломными проектами. Попутно мы обогащали себя знаниями о тайнах человеческих отношенияй (в фонде библиотеки был единственный экземпляр популярной тогда «Новой книги о супружестве» Р. Нойберта, которую мы читали, прикрывая её от посторонних глаз раскрытым томиком Маркса). Но это к слову.

В 80-е годы, работая уже в Государственной республиканской юношеской библиотеке, я наблюдала залы, заполненные под завязку студентами и старшеклассниками — на столах стояли термосы и лежали бутерброды, потому что приходили на целый день. У кафедр на абонементе стояли очереди в десятки человек. Все были счастливы: популярность ГРЮБ была невероятной. Как, впрочем, и всех крупных библиотек.

 
Причин этому было несколько. Во-первых, очень велика была в СССР ценность высшего образования (в каждой школе висели стенды с фотографиями выпускников, поступивших в вузы). Интернета, понятно, не было, лишь печатные издания. При этом в магазинах «хороших и нужных» книг недоставало, да и денег у советских студентов не водилось (тогда мало кто имел возможность подрабатывать). Оставались только библиотеки. Но фонды вузовских и школьных библиотек ни в коей мере не отвечали актуальным потребностям учащейся молодёжи. В большинстве областных, краевых научных библиотек получить на дом нужную для занятий литературу было сложно, а часто и невозможно, в городских и районных её просто не было. Оставались читальные залы.

В 90-е годы стали вставать на ноги вузовские библиотеки (именно там появились первые интернет-центры). Потихоньку стал формироваться свободный книжный рынок, но книги с диким трудом проникали из столицы в регионы. У библиотек средств на комплектование почти не стало. Да и система высшего образования (как сейчас мы слышим из уст представителей её высшего звена) переживала не лучшие времена. И молодёжь постепенно стала покидать наши библиотеки. А буквально несколько лет назад большинство региональных научных библиотек констатировало, что посещаемость их снизилась за два десятилетия в три-четыре раза.

Ещё пять лет назад я в поисках ответа на вопрос «Зачем приходить в библиотеку?» находила исключительно обсуждения на тему «Почему не стоит идти в библиотеку» — ни в университетскую, ни в публичную.

Между тем, посещая зарубежные библиотеки, мы сталкивались с забитыми молодёжью залами библиотек Китая, Южной Кореи, Сингапура, некоторых стран Европы… В 2011 году я впервые услышала от коллеги, побывавшего в китайских публичных библиотеках, понятие «социальный лифт». Так он определил то, чем являются сегодня для китайских молодых людей библиотеки. Да, высшее образование — основной социальный лифт для молодёжи, но без библиотеки этот лифт работать должным образом не будет. Потому что это эффективная площадка для подготовки к учебным занятиям и для самообразования молодёжи. Иными словами, библиотека определённым образом работает на формальное образование, которое осуществляется в учебном заведении в границах обязательств, и на неформальное образование, более свободное, но тоже осуществляющееся на территории учебного заведения.
Но библиотека способна содействовать также и другим формам образования молодёжи.

Согласно «Основам стратегии государственной молодёжной политики Российской Федерации на период до 2025 года», для молодёжи существенную роль играет «неформальное образование — это получение знаний, умений и навыков для формирования мировоззрения и развития компетенций личности, которое происходит вне официальной системы образования» и «ин (вне)формальное образование — обучение на практике в повседневной жизни, которое осуществляется через молодежные проекты и инициативы, совместную деятельность, организацию досуга».

И здесь вновь хотелось бы обратиться к некоторым базовым характеристикам библиотеки, которые способны сделать библиотеку крайне важной для образования и самообразования молодёжи.

Библиотека — концентрированное систематизированное Знание, заложенное в её фонде, и гарант свободного доступа к информации (особую роль здесь играют ресурсы и технологии);
Библиотека — проводник, путеводитель в этом мире Знания (это, прежде всего, квалифицированный персонал);
Библиотека — место общения на основе Знания и в связи со Знанием (пространство библиотеки, услуги и мероприятия).

Потому что именно Знание является базовым элементом, фундаментом социального лифта, который понесёт молодого человека в сторону, работающую на развитие страны и личности.

Дальше начинаются сплошные НО, которые часто превращаются в непреодолимые препятствия.

Но… концентрированное, систематизированное Знание заложено в печатных и электронных ресурсах библиотеки, доступных как внутри библиотеки, так и удалённо. И ресурсы эти должны быть высокого качества и соответствовать актуальным образовательным и познавательным потребностям людей. Чтобы читатель имел свободный доступ к информации и систематизированному знанию, нужны современные технологии. А это невозможно без серьёзных, осмысленных материальных и финансовых вложений.

Но… чтобы библиотекари воспринимались пользователями проводниками в мире Знания, они должны не только знать, как отобрать нужные ресурсы, не только уметь легко ориентироваться в них, владеть навыками поиска, систематизации и обработки информации с использованием современных технологий. Они должны обладать хорошим общекультурным кругозором и базовыми знаниями в той или иной конкретной области. А это требует постоянной переподготовки и повышения квалификации. Либо… притока в библиотеки новых специалистов, уже обладающих этим кругозором и знаниями.

Но… общение на основе Знания и в связи со Знанием предполагает наличие в библиотеке удобных, комфортных пространств как для индивидуальной работы, так и групповой, а также дополнительных сервисов, облегчающих «добывание» знания: кафе, малой полиграфии и массы других мелочей. Учитывая, что современные молодые люди настроены и сами делиться своими знаниями, и слушать тех, кто знает нечто для них новое и ценное, то библиотекари должны научиться работать с «умными» волонтёрами, которые готовы читать лекции, проводить мастер-классы и тренинги на безвозмездной основе. А всё это требует и материальных, и интеллектуальных вложений. «Бесплатный сыр только в мышеловке» — это понятно всем.

И если все эти НО будет благополучно преодолены, публичная библиотека реально станет полезной учащейся молодёжи. И та пойдёт, побежит в библиотеку и — останется в ней. Но не раньше!

В самом начале 90-х годов, когда библиотеки — в соответствии с «новым хозяйственным механизмом» — пытались встроиться в новые «рыночные отношения», из уст одного из видных библиотековедов прозвучал тезис: «только богатые государства могут позволить себе иметь бесплатные библиотеки». Имелось в виду, что содержание бесплатных (для населения) библиотек — это большая социальная нагрузка на бюджет страны. Мы же, новая Россия, — страна пока бедная, поэтому библиотеки должны научиться зарабатывать деньги. Но платность — это всегда дискриминация определённых категорий населения по критерию полноты их кошелька.

Сегодня требуется иная трактовка: «бедные, но настроенные на развитие государства не могут позволить себе платные библиотеки». Или: «по тому, в какой степени платными являются для населения библиотеки, можно судить о богатстве государства». Ибо чтобы стать действительно богатым государством, нужно чётко понимать, что библиотеки — это знания, которые лежат в основе совокупного человеческого капитала страны, и чем доступнее они гражданам, тем мощнее этот капитал.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*