Молодые мигранты — посетители РГБМ: размышления о результатах одного опроса

Маргарита САМОХИНА

 

Время от времени в Российской государственной библиотеке для молодёжи проводятся небольшие опросы посетителей, цель которых — выявить представленность в нашей аудитории тех или иных социокультурных групп. (Потому что принадлежность к определённой группе — важный — хотя, конечно, не единственный — фактор, определяющий, какие материалы и какие услуги будут с большей вероятностью востребованы пользователем.) Так, например, мы узнали, что каждый третий из приходящих в нашу библиотеку молодых людей связан с современными субкультурами, а около 30% относят себя к малообеспеченным слоям населения.

 
В ноябре 2016 года мы решили узнать, какова среди посетителей доля мигрантов, с какими целями они приходят в нашу библиотеку, как её оценивают.

Было опрошено 210 человек, 50 из которых оказались мигрантами. 39 человек приехали из разных концов России — чаще из больших городов, региональных центров, реже — из небольших городов. Представлены и средняя полоса, и Поволжье, и юг, и национальные республики. 11 респондентов приехали из других стран, в том числе из республик бывшего СССР.

Любопытно, что большинство из этих 50 респондентов назвали родным русский язык. Однако для каждого десятого русский язык не является родным, что создаёт дополнительные трудности в их адаптации к новой среде (при этом характерно, что подобные ответы дали и несколько москвичей). В качестве родных языков назвались армянский, азербайджанский, вьетнамский, калмыцкий, намибийский, осетинский, сербский, табасаранский, татарский, украинский, финский и другие.

Экстраполируя полученные данные на весь контингент наших посетителей, предположим, что примерно четвёртая их часть — это мигранты, и они нуждаются в дополнительной поддержке. Можно заключить, что число таких пользователей растёт: в исследовании двухлетней давности это была примерно пятая часть.

С другой стороны, именно последний опрос заставил нас задуматься, насколько верна и точна подобная экстраполяция. Дело в том, что анкеты находятся на кафедрах выдачи у библиотекарей — и именно они предлагают посетителям принять участие в исследовании. Между тем технологическое оснащение и система обслуживания в РГБМ позволяют посетителю быть полностью самостоятельным и вовсе не подходить к библиотекарю. Сколько пользователей так и делают? Какова среди них доля мигрантов?

Если пройтись по залам РГБМ, то трудно не заметить довольно большое количество молодых людей с Кавказа и из Средней Азии. Достаточно высокий процент они составляют и среди клиентов библиотечного психолога Натальи Николаевны Талызиной. Их проблемы связаны со стрессом аккультурации. Чаще всего проблема заключается в следующем: если сами молодые люди готовы принять и освоить новые нормы поведения, то их родные и близкие обычно не готовы. В этом случае, юноши и (в особенности) девушки попадают в сложную маргинальную ситуацию: дома они вынуждены жить по одним нормам, а вне дома — по другим.

Стресс аккультурации переживают, конечно, и молодые люди, приехавшие в мегаполис из небольших и средних российских городов (кстати, число таких клиентов библиотечного психолога тоже растёт); но тут всё обычно менее остро — отсутствие привычного окружения, родных, друзей, знакомых, оказывающих необходимую психологическую поддержку.

Анализ ситуации заставляет предположить, что доля мигрантов (в частности, южных мигрантов — граждан как России, так и бывшего СССР) среди пользователей РГБМ несколько больше, чем показал опрос…

Но вернёмся к полученным результатам. Кто оказывает помощь мигрантам в их адаптации к новой социокультурной среде? Подавляющее большинство наших респондентов — 48 человек из 50 — выбрали вариант ответа «новые друзья и знакомые» или вписали свои ответы близкого содержания. Немногим меньше трети — 14 человек из 50 — отметили помощь соотечественников. Пятеро назвали семью, родителей, по два раза названы психологи и социальные работники. Четверо написали «сам себе помогаю», ещё пятеро — «никто».

Чем же наша библиотека может помочь приезжим? Вопрос был открытым, и ответили на него около 60% всех респондентов (как москвичи, так и приезжие). Они говорили о доступе к нужной информации (отдельно подчёркивалась значимость информации о Москве), о дружелюбной среде, о возможности новых знакомств. О том, что новых знакомых, людей с теми же проблемами, можно найти на библиотечных семинарах, лекциях и конференциях, а тренинги и семинары помогут в адаптации к жизни в РФ и в Москве, в трудоустройстве. Ряд ответов так или иначе касается важности знакомства приезжих с Россией, её историей и культурой.

Молодые люди отметили, что в РГБМ всё это или многое из этого есть. Библиотека предоставляет им удобные места для работы и отдыха, организует различные семинары и лекции, психологические консультации и тренинги. Для многих посетителей библиотека стала «вторым домом», где можно позаниматься, отдохнуть, пообщаться с друзьями. Это особенно важно для приезжих, которые часто живут в общежитиях и испытывают недостаток в личном пространстве.

Исследование выявило и возможные направления развития библиотечных услуг в соответствии с потребностями мигрантов: семинары, посвящённые обычаям различных культур, лекции по истории и культуре России, семинары по адаптации приезжих к жизни в Москве, обучающие семинары по русскому языку и литературе и т.п. Важно рассказывать посетителям-мигрантам о нормах и традициях московского сообщества, а посетителям-москвичам (и библиотекарям в том числе) о нормах и традициях тех народов, представители которых к нам приходят или могут прийти. Ведь именно отсутствие знаний о «других» нередко формирует обобщающие негативные характеристики мигрантов.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*