Ленин и Че Гевара в цвете: как московский колорист оживляет историю

Фото: М. Наппельбаум

 
Москвичка Ольга Ширнина, работающая под ником klimbims, — один из самых известных российских фотоколористов. Ее работы, которых в общей сложности более двух тысяч, публиковались в западных журналах и на интернет-площадках.

Ольга работает переводчицей с немецкого языка. Колоризация снимков — это ее хобби. Она раскрашивает фотографии исторических деятелей, актеров и актрис, писателей, а также снимки времен Первой и Второй мировых войн.

РИА Новости поговорило с Ольгой о раскрашивании военных фотографий, критике со стороны мужчин-колористов и о «воровстве» снимков.

«Когда меня пригласили в сообщество колористов, которое организовал Даг Бэнкс, я увидела, что большинство коллег — мужчины, которые красят военные фотографии. На фото были американцы, англичане, французы, немцы, поляки, итальянцы, а наших почти не было. Точнее, фотографий с нашими бойцами было крайне мало, и они мне не понравились. Сегодня „век визуализации“, и если что-то отсутствует в медийном пространстве, то его как бы и не было, и нет. В общем, на тот момент я была чуть ли не единственная русская в сообществе и решила, что надо восполнить этот пробел.

Мои первые раскраски на военную тематику встретили в штыки, причем как на Западе, так и у нас. Первые тут же вывалили все мифы о Красной армии, обвинив меня в пропаганде, вторые жестоко били за ошибки в униформе и знаках различия. Но это было полезно — только подстегнуло мое желание работать с военными фотографиями и заставило тщательнее относиться к деталям. И я обязательно продолжу это дело: злобные комментарии меня теперь не только не задевают, а даже развлекают.

Если говорить о технике, то тут все индивидуально. Есть коллеги-колористы, которые с поразительной тщательностью раскрашивают фотографии со множеством деталей, например, прибытие парохода на пристань, заполненную толпой. Я смотрю на них с восхищением, так как работать над одним снимком несколько дней я не могу. Пейзажи, интерьеры и прочие неживые детали мне не очень интересны, да и хуже получаются, чем портреты.

Одна моя коллега, колористка из Америки, рассказывала, что ее постоянно спрашивают, мол, а откуда вы знаете, что на той даме в тот день юбка была именно синего цвета? И она терпеливо объясняет, что вряд ли возможно узнать сегодня такую важную подробность, и что колоризация — это вариант интерпретации момента, запечатленного на снимке. Работа колориста — ручная, и при раскрашивании он руководствуется той информацией, которую смог раздобыть, здравым смыслом и тем, что называется „метод художественного творчества“.

Для меня важно историческое соответствие, но в рамках возможного. Поиски информации обычно занимают больше времени, чем сам процесс раскрашивания. Нередко приходится откладывать интересную фотографию, потому что точных данных найти не удалось, а спросить некого. По некоторым направлениям у меня есть консультанты, но их не так много, и, боюсь, я их уже „достала“ своими расспросами.

Человек, который создал сообщество с идеей собрать всех колористов мира вместе, — это Даг Бэнкс. Он очень много знает о военной технике, оружии, военной истории и часто помогает найти недостающую информацию. В последние годы в сообществе появились замечательные колористы из России, и я надеюсь, что нас станет еще больше.

Колоризация для меня хобби, развлечение. Выставок нет и не планируется. Правда, в Государственной думе в этом году организовали выставку ко дню рождения Ленина, где было много моих работ, но меня там никак не упомянули. Еще знаю, что в Екатеринбурге в музее была небольшая выставка с фотографиями женщин, воевавших в Великую Отечественную войну.

Периодически возникают предложения, но без продолжения. Это связано со сложным законодательством об авторском праве. Как только раскраски выходят на официальный или коммерческий уровень, то требуется соблюсти все тонкости, так как ответственность лежит на публикующем».

Источник: РИА Новости

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*