Крутится, вертится шар…

Евгений ХАРИТОНОВ

 

525 лет назад появился некий круглый предмет, без которого немыслим сегодня урок географии. Речь идёт о глобусе.

 
В XV веке большинство людей всё ещё верило: там, где небо сливается с земной поверхностью, — находится край земли, и если дойти до горизонта, то обязательно продырявишь небесную твердь и окажешься в мире ином, в обители умерших душ. Так было до тех пор, пока не появился глобус.

В 1492 году мир ещё не знал, что Колумб вот-вот откроет Америку, а в размеренную жизнь баварского городка Нюрнберга уже ворвались географические страсти. Толпы людей стекались к дому Мартина Бехайма (1459—1507) — всем хотелось поглазеть на диковинку, придуманную 33-летним географом и путешественником. Бехайм ничего не имел против и с удовольствием поддерживал ажиотаж вокруг своего изобретения, давая возможность всем взглянуть на созданную им «Модель мира», имевшую в окружности 54 сантиметра. Сам Бехайм назвал своё творение «Земным яблоком» (слово «глобус» появилось несколько позже).

 

 
Посетители удивлённо и восхищённо качали головами, одобрительно цокали языками, а некоторые недоумённо пожимали плечами, разглядывая укреплённый на треноге шар с размеченными на нём материками, островами, реками и океанами. Гости Бехайма, почтенные обитатели консервативного Нюрнберга, в этот момент ещё не догадывались, что их город войдёт в историю как родина первого географического глобуса.

Конечно, модель Бехайма была далека от совершенства, она отражала лишь географические представления о поверхности Земли «по Птолемею». Но зато это было первое наглядное доказательство, что мы живём на планете, и планета эта имеет форму шара.
О том, что Земля не плоская, догадывались и некоторые мудрецы ещё до нашей эры. Например, живший в Александрии древнегреческий учёный Эратосфен Киренский (ок. 276 — 194 до н.э.) уже в те стародавние времена с поразительной точностью вычислил, что окружность Земли составляет 252 тыс. стадиев, то есть 39 690 км. Древний учёный ошибся совсем чуть-чуть — в действительности Земля в окружности имеет 40 000 км. Так что шаровидная модель мира вполне могла появиться ещё до нашей эры. И действительно, в сочинениях античных писателей мы встречаем упоминание о некоем Кратесе из Пергама, который сконструировал глобус за 150 лет до нашей эры. Но никаких других свидетельств не сохранилось, так что глобус Бехайма справедливо считается первым.

Но это вовсе не означает, что глобусов до XV века не существовало вовсе. Небесные (астрономические) глобусы арабы использовали уже в VI—VII веках (один из самых известных — небесный глобус Мухаммеда ибн Хилаи, относящийся к 674 году).

Следующий после Бехайма глобус появился в 1509 году, и его создатель — Гилакомилус Вальдземюллер — тоже вполне мог бы претендовать на титул «глобусного пионера». Его модель земного шара была более подробна, правда имела и существенный недостаток — слишком мелкий масштаб.

Долгое время глобусы считались предметом роскоши, даже обыкновенный, учебный, стоил немалых денег. В XVI веке модель земного шара чаще можно было увидеть в домах вельмож, чем в учебном заведении.

Тем не менее XVI век — время самой настоящей глобусомании. А «глобусные конструкторы», в свою очередь, упражнялись в оригинальности. Среди путешественников, например, большой популярностью пользовались карманные глобусы. В 1858 г. Роль и Рейнголд создали первую действующую модель. Она была скомбинирована из двух глобусов — небесного и земного — и снабжена часовым механизмом, благодаря которому вся эта конструкция приводилась в движение.

Особой популярностью пользовались и другие комбинированные глобусы, которые одновременно выполняли функции часов, календаря и «справочника о положении различных государств и морских и сухопутных дорог к оным». Нередко глобусы украшались «дополнительными элементами» — например, вращающимися вокруг моделями Луны и даже созвездий. И это ещё не всё: встречаются глобусы-шкатулки с «двойной росписью» — внешняя сторона изображала земную твердь, а внутренняя являла карту звёздного неба; а также — глобусы-серьги, глобусы-перстни и т.д. Но, как правило, эти глобусы не отличались особой точностью.

Конечно же, были глобусы и «попроще», служившие узко-научным и мореходным целям. Большое распространение глобусы получили в морском деле — в XVII—XVIII веках они вообще использовались на кораблях вместо мореходных карт. Наибольшего успеха в «глобусостроении» добились голландцы и особенно — знаменитая нидерландская династия учёных и картографов-издателей Блау. Основанная Виллемом Янсзоном Блау (1571—1638) фирма первой стала выпускать многотомные атласы, переведённые на многие языки, и длительное время обладала исключительной монополией на издание земных и небесных глобусов.

Вероятно, один из самых оригинальных глобусов «изобрёл» в начале ХХ века кабардинский сельский учитель Хамид Этезов. Настоящий глобус в горном ауле — немыслимая роскошь. И тогда учитель-энтузиаст попросту набил мешок опилками, «обмял его пальцами, придал ему форму шара и проткнул сквозь него металлический прут. Потом стал раскрашивать шар красками» (С. Емелин. Модель мира. 1931). Так жители далёкого кабардинского аула в начале 1920-х годов впервые увидели, как выглядит планета Земля…

А вот в России, богатой знаменитыми путешественниками, глобусы, однако, не производились — вплоть до 1920-х годов их закупали в Германии. Лишь в 1928 году на ленинградской картографической фабрике был открыт первый глобусный цех.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*