От пейджера к суперпейджеру — шаг в полвека

Александр ПУРНИК

 

Многие уже забыли про существование такого мобильного устройства, как пейджер. А между тем в конце прошлого тысячелетия, ещё до массового внедрения в жизнь мобильных телефонов, наличие у человека пейджера было признаком его благосостояния и технической «продвинутости». Пейджеры были каналом циркулярной связи. Потом были так называемые твейджеры (двухсторонние пейджеры). Вершиной этой ветви эволюции стал Xerox PARC Tab.

Сегодня же пейджер — это прочно забытая экзотика.

 
Своеобразным предшественником пейджера была система циркулярной радиосвязи для полиции. В начале двадцатых годов прошлого столетия появилась такая радиосвязь между диспетчерской и патрульными экипажами полиции в американском городе Детройт. По общему радиоканалу передавалось сообщение с указанием адресата. Слышали его все экипажи, у которых был установлен приёмник, а реагировал тот, кому сообщение было адресовано. Столетие назад приёмо-передающая станция была намного сложнее, чем настроенный на фиксированную волну приёмник, и, как следствие, обратной связи не предусматривалось (как позднее и у пейджера). Полицейский мог звонить по телефону-автомату в диспетчерскую, если надо было ответить (подтвердить получение информации или запросить уточнение). В сегодняшних полицейских системах на общей волне звучит и сообщение диспетчера, и ответ экипажа, а слышат его все, кто находится в сети.

Такого рода системы были исключительно корпоративными. Кроме полиции их использовали в клиниках и на крупных предприятиях (так называемая громкая связь для вызова врача или специалиста). В конце 1920-х годов появились недопейджеры — биперы. По легенде, инженер Чарльз Нииргард лежал в клинике и страдал от вызовов по громкой связи. Так возникла идея придумать ТИХУЮ циркулярную связь.

Для этого в носимые приёмники была встроена адресная часть, и циркулярный радиовызов сопровождался адресом получателя. Его приёмник принимал те сигналы, которые были адресованы ему, и игнорировал все остальные. При получении такого сигнала подавался звуковой сигнал («бип-бип»), поэтому устройства и назвали биперами. И более четверти века ничего нового не выходило.

В 1956 году у фирмы Motorola появились почти пейджеры — биперы, у которых звуковой сигнал сопровождался сообщением. Такие системы тоже были исключительно корпоративными, так как имели ограниченное число абонентов (несколько десятков) и короткое расстояние от передатчика (несколько сотен метров).

В 1970—1980 годы стали доступны носимая микроэлектроника, компьютеры (серверы) и повсеместные пейджинговые сети из передатчиков, повторяющих циркулярный сигнал. Возможными стали передача текстовых сообщений, их хранение и просмотр в пейджере и, что немаловажно, регистрация отправленных сообщений на серверной стороне для последующей распечатки в качестве доказательства. Этот период стал расцветом пейджерных технологий: появилась возможность подключать к операторам коммерческих абонентов.

Главным достоинством пейджера была дешевизна как самого устройства, так и месячного контракта на обслуживание (как минимум на порядок дешевле, чем у мобильного телефона). У каждого оператора пейджинговой связи был телефон диспетчера, на который надо было позвонить и сказать: «Для абонента ХХХХ сообщение ТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТТ». В качестве идентификатора абонента обычно использовался номер абонента или псевдоним. Диспетчер вбивал идентификацию и текст в компьютер и циркулярно отправлял на все передатчики сети.

Главным недостатком пейджера, как и простенького бипера, было отсутствие обратной связи между сервером и приёмником. Для связи приходилось использовать телефоны-автоматы. Логично, что появлялись проекты устройства с названием твейджер («two-way pager») — двухсторонний пейджер. Простейшие из них позволяли только давать подтверждение получения сообщения и его прочтения (это два разных события). Твейджеры посложнее позволяли отправлять на сервер ограниченные по длине сообщения. Понятно, что это были чисто корпоративные устройства. Я читал про заводские твейджеры, которые имели цифровую клавиатуру. На них можно было указать и номер абонента (получателя сообщения), и трёхзначный код самого сообщения. Это уже были почти полноценные системы с клиент-серверной архитектурой.

Наиболее совершенным корпоративным суперпейджером стал Xerox PARC Tab, в котором воплотилась идея клиент-серверной архитектуры с так называемым тонким клиентом (всё делается на сервере, а интерфейсное взаимодействие — на отдельном устройстве).

Едва ли не первым здесь был (с удовольствием опубликую данные о предшественниках, если кто сообщит) сотрудник Xerox PARC Марк Вейзер.

Дело было в 1993 году. Устройство — малогабаритный аппаратный клиент Xerox PARC Tab — выглядело очень интересно. Оно имело сенсорный дисплей со стилусом и три аппаратные кнопки, которыми можно было управлять одной рукой. Средняя клавиша выводила устройство из режима ожидания и исполняла функцию клавиши Enter, а верхняя и нижняя клавиши позволяли перемещать указатель по списку альтернатив. С помощью стилуса можно было вводить тексты (для уверенного распознавания упрощённых версий литер использовалась технология «росчерков», подобная тому, что было у AppleNewton и Palm).

Устройство было небольшим и предназначалось для того, чтобы постоянно находиться у пользователя. Очень важно было то, что связь устройства с сервером была беспроводной. В то время такие средства, как Wi-Fi (создан в 1999 году) и Bluetooth (создан в 1998 году), ещё не применялись, и верхом технологического совершенства были инфракрасный канал связи (канал очень близкого радиуса действия) и созданный в рамках проекта инфракрасный трансмиттер для включения PARC Tab в сетевую инфраструктуру. Из-за внешнего вида (многолучевая колючка) его называли «Звезда смерти».

 

Рис. 1. Интерфейс Xerox PARC Tab

 
В оболочке по умолчанию мы видим иконки очень похожие на palm.

 

Рис. 2. Иконки в верхнем уровне стандартного интерфейса

 

Рис. 3. Росчерки для ввода текста

 

Рис. 4. Инфракрасный трансмиттер для включения PARC Tab в сетевую инфраструктуру

 
В Xerox PARC, отделе перспективных разработок Xerox, славном многими известными пионерными проектами, создали несколько десятков одинаковых интерфейсных устройств и несколько одинаковых трансмиттеров. Эксперименты проводились на персонале Xerox PARC. Проект был корпоративным. Проводилось исследование, которое показало, что наиболее используемыми были почта, обмен сообщениями и просмотр файлов на сервере.

Для своего времени это было «великое поражение». Были сравнительно успешно опробованы некие теоретические идеи, но до серийного производства (способного окупить расходы на эксперимент) дело не дошло.

Архитектура локальной сети с использованием PARC Tab показана на рис. 6.

 

Рис. 5. Использование PARC Tab в корпоративной сети предприятия

 
Однако идея устройств — тонких клиентов не пропала даром. Системы серверного типа в начале этого века стали весьма популярны. Аппаратный тонкий клиент — это сегодня маленькая коробочка, к которой крепятся дисплей и клавиатура.

 

Рис. 6. Сравнение габаритов ПК и аппаратного тонкого клиента

 
Ныне, когда становится известно, что практически все автономные программные платформы (Windows, AppleOS, Android) крайне уязвимы для нежелательных проникновений извне, такая архитектура становится весьма привлекательной для организации рабочих мест сотрудников.

Есть в подобной архитектуре целесообразность и для библиотек. Лицензия на ПО требуется только для серверных программ. Поддержка рабочих мест упрощена. Очень важно и то, что пользователь при входе с любого рабочего места указывает логин и пароль и попадает в свою персональную рабочую область.

Эта возможность делает понятным для читателя библиотеки (даже если он ей пользуется в режиме читального зала), зачем ему регистрироваться и получать читательский билет (с логином и паролем). Ведь пользовательский ноутбук после установки соответствующего ПО способен работать в режиме тонкого клиента. Иными словами, пользователь и при наличии своего устройства, и при его отсутствии получает равный сервис.

В колонке «Е-книжник» я уже не раз писал о «великих поражениях» одних разработчиков, которые становились толчком (стартом) для «великих побед» других разработчиков. Здесь, казалось бы, случай иной. С 1929 года идея развивалась от корпоративного инструмента к коммерческим сервисам и действительно имела большой, в том числе и финансовый, успех. Однако срок этой «великой победы» оказался недолог. Наступил период забвения.

Многие уже и не помнят, что такое пейджер (твейджер), и существует эта технология только как экзотика в корпоративных проектах. А вот появившаяся в ходе развития данного направления идея мобильного тонкого клиента выходит ныне на передний план и, вполне возможно, станет основанием для новой «великой победы».

 

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*