В ногу со временем?

Станислав ГЕРМАНЦЕВ

 

В современном библиотечном сообществе как никогда обострился конфликт библиотекарей новой формации и старой. По одну сторону условной «баррикады» — умеющие думать на перспективу, меняться и идти в ногу со временем, по другую — те, кто, не приемля перемен, предпочитает традиционные виды работы, привычные категории читателей.

Формация — вовсе не возрастное понятие: можно быть передовым библиотекарем в любом возрасте, даже в глубоко запенсионном. Есть вариант стать унылым стереотипным библиотекарем по окончании института, без блеска в глазах, с шаблонным мышлением. От того, какая часть библиотечного сообщества восторжествует, в значительной мере зависит судьба самих библиотек. И библиотекарей.

 
В крупных городах России библиотеки давно перешли на качественно новую форму работы. Передовую, интерактивную, виртуальную, творческую… перечислять можно долго, благо русский язык богат на эпитеты. Что же, это замечательно. Однако наша страна очень велика и ситуация в разных её уголках, мягко говоря, неоднородна. Перешагнув порог, без всякой машины времени, можно попасть 90-е, а то и 80-е года, где словосочетание «современная библиотека» было бегло пролистано в специализированном журнале и унесено в хранение (для дальнейшего списания). Здесь не меняется ничего, постоянство и стабильность — это незыблемое кредо. Расшатывать лодку и расправлять паруса, дабы выбраться из рутинного болота — не резон. Принцип — не нами установлено, не нам разгребать; на наш век хватит читателей — торжествует. Но читатель в таких условиях исчезает, как вид.

Традиционная работа многих и, увы, в основном провинциальных, библиотек (мои суждения основаны на работе библиотек Камчатского края и на том, что выкладывается в библиотечных сообществах в интернете, благо их — сотни) — это ориентация на людей доподросткового и пенсионного возраста. Какие плюсы в этой работе: детвору всегда можно организованно привести на мероприятие из детского сада или школы. Старшее поколение — приходит само, так как библиотека одно из немногих мест, где есть бесплатные услуги, мероприятия, где можно пообщаться с людьми, почитать книги и периодику… Это всё замечательно. Так и должно быть. Но ведь на этом этапе «традиционалисты» и останавливаются. Практически полностью выпадает возрастная группа от 14 до 45 лет. По идее — это самая творческая, ищущая, производящая, думающая часть общества (ещё раз повторюсь: возраст — понятие условное). И в этой возрастной группе в большинстве библиотек — провал.

Запросы подростков и людей более старшего возраста удовлетворить гораздо сложнее, нежели ребёнка или пенсионера. Зачастую эти запросы сталкиваются со стеной непонимания среди библиотекарей, их профессиональной неготовностью к выполнению подобной работы, не умению найти общий язык с посетителями, идти на контакт. Многие библиотекари по сию пору не умеют пользоваться компьютером, не знают последних мировых тенденций в библиотечной сфере, что необходимо следующему поколению (к сожалению, знание всего вышеперечисленного не говорит о желании человека измениться в профессиональном плане).

Когда библиотекарь-«традиционалист» возглавляет библиотеку, обычно происходит несколько последовательных событий: ориентироваться продолжают на группы школьников и пенсионеров (с ними легче работать). Если имеются молодёжные клубы и объединения, то они всячески выдавливаются, вытесняются. Способов множество: «это не библиотечный формат», «так не принято», «они раздражают того посетителя», «у нас нет (возможности, желания, средств, помещений, сотрудников…) работать с ними»… Новшества не вводятся, а если и вводятся, то без понимания их необходимости, возможностей, рентабельности, перспективы развития. Понимаю, бывают патовые ситуации, когда реально невозможно что-то сделать. Но таковые случаются очень редко.

Как следствие подобной политики: креативные, инициативные кадры уходят из библиотек, ибо не дают работать; или же просто теряют интерес к работе, к созданию нового, генерированию идей; подростки и те, кому 20-30 лет, в библиотеку не ходят (там не интересно). Пенсионеры, как и все люди, не вечны. Они уходят по естественным причинам. Новых пенсионеров, которым библиотечная среда обитания естественна и приятна — не выращено. Подростки становятся взрослыми людьми, которым библиотека чужда. И воспринимается она ими как анахронизм и привет из прошлого. Ведь естественной замены поколения читателей нет. А дальше что? Лет через 20 библиотека неизбежно умирает. Она становится ненужным балластом Министерства культуры или муниципалитета. Когда будут звучать призывы защитить этот очаг культуры, это будет лишь глас вопиющего в пустыне: не найдётся читателей, которые смогут её защитить (пример московской библиотеки Данте Алигьери показал, что может общественное мнение.) И виноваты в этом плачевном результате будут сами библиотекари.

Как справедливо заметила директор РГБМ И.Б. Михнова, «если библиотека не будет соответствовать представлениям молодых людей о современной библиотеке, зачем тогда им библиотека? Они не придут в неё, не приведут туда своих маленьких детей. Когда же сами станут управленцами и политиками, — не оценят должным образом библиотечную идею и не станут принимать решения во благо её…» (Территория L. 2015. № 1) .

Так кто же он, этот библиотечный «реформатор»?

Это человек, который знает библиотечную традицию и может приспособить её под окружающую реальность. Или же придумать нечто новое. То, что со временем станет традицией. Не ломать читателя под библиотечные шаблоны, а вместе с читателем добиваться симбиоза в развитии. Таких людей мало в библиотечной среде, а на руководящих должностях — ещё меньше. Они неудобны «большинству», как начальникам, так и подчинённым. Библиотечный реформатор понимает, что для привлечения читателей в библиотеку необходимо использовать все возможные ресурсы, которые сейчас доступны: социальные сети, блоги, имиджевые акции. В плане книг он не отдаёт (при всей любви к ним) предпочтение бумажным изданиям, а широко использует электронные версии: ведь для многих населённых пунктов, зачастую, это вообще единственный способ получить необходимую литературу из-за плохого комплектования книжными новинками.

Главные качество библиотекаря-«реформатора» — умение ставить себя на место читателя (что очень часто забывается в повседневной работе), умение думать на перспективу (не на год-два, а на поколение), желание непрестанно учиться самому и вместе с читателем.

А вот какой тип библиотекаря победит — вопрос далеко не праздный. Именно от этого в большой степени зависит судьба библиотек. Вопросы финансирования — вторичны. Ведь главное, какой человек и как именно будет распоряжаться средствами.

Конечно, в этих заметках — старые, даже банальные истины. И как всё простое и очевидное — они быстро забываются в водовороте повседневных забот. Поэтому, мне кажется, их надо напоминать. Ненавязчиво. Но почаще. Покуда само собой разумеющееся на бумаге не станет органичной частью повседневной библиотечной жизни.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*