Почему взрослые решили, что молодые не любят читать?

Ирина МИХНОВА

 

«Посмотрите, — шепчут мне сотрудники зала художественной литературы, — они же все читают». Оглядываюсь: человек пятнадцать, сидя, стоя, лёжа — кому как удобно, действительно, читают библиотечные книги. Больше половины из сотни посетителей, которые ближе к вечеру уютно расположились в других залах библиотеки, тоже читают. А самый дальний зал забит молодёжью, которая обсуждает книгу «Атлант расправил плечи», написанную Айн Рэнд, американской писательницей русского происхождения, ещё в 1957 году. Они сами её выбрали, — видимо, чтоб вместе поразмышлять о рациональном индивидуализме как противоположности коллективизма. Однако сбылась мечта библиотекаря!

 
Но отчего же взрослые всё никак не успокоятся? Грызёт сомнение: не слишком ли мало и те ли книжки читает молодёжь, способна ли перехватить и достойно нести знамя «самой читающей страны»? Не нужно ли срочно вмешаться в процесс её чтения и повернуть в «правильном направлении»?

По нашему глубокому убеждению, подкрепленному наблюдениями за поведением пользователей Российской государственной библиотеки для молодежи, молодые люди в массе своей лояльно относятся к идее библиотеки, к чтению как таковому, к чтению печатных книг, в частности, и к чтению их на территории библиотеки. Это подтверждает туча дружелюбных отзывов и реплик на эти темы, которые молодые люди адресуют друг другу в социальных сетях. Мы выделили из множества факторов (условий, принципов) лишь несколько, следование которым лично нам помогло кардинально изменить ситуацию с библиотечным чтением молодежи в позитивную сторону.

 
Фактор I. Для начала хотелось бы понять, чего мы, собственно, хотим от нее? Пожелание, чтобы молодёжь больше читала, фактически подразумевает, что она должна как можно больше свободного времени проводить за чтением книги.

К сожалению, у нас практически не изучается проблема бюджета свободного времени человека. И нет точных данных о том, сколько — пусть гипотетически — молодой человек может выделить времени, свободного от работы, учёбы, сна, переездов, еды, удовлетворения естественных потребностей, на досуг в целом и чтение книг, в частности. В середине 1980-х годов были опубликованы данные исследования свободного времени учащихся профессионально-технических училищ. Путём сложных вычислений авторы выходили на 40 минут в день, которые юноша мог потратить на досуг, включая чтение. Ну и сколько книг в год он физически способен был «потянуть»?

Сегодняшняя жизнь такова, что на свободное время молодого человека, которое является его, а не нашей, собственностью, претендуют — чем дальше, тем больше — разные организации, предлагая целый спектр форм его заполнения.

Посмотрите, как активно каждая новая форма жаждет откусить от свободного времени человека:

  • мы открыли границы и дали возможность молодёжи ездить по миру — кусок свободного времени «съеден»;
  • мы декларируем важность здорового образа жизни, и молодые устремляются в спортзалы, садятся на сноуборды и вейкборды, велосипеды и скутеры, сегвеи и аквабайки и едут, плывут, тратя на это свободное время, которое, между прочим, они могли бы посвятить чтению;
  • мы «запустили» идею фестивалей на открытом воздухе, парков с их лужайками и аттракционами, проводим городские праздники, в том числе литературные, в которых молодёжь с удовольствием участвует, и на это тоже уходит большая часть свободного времени;
  • мы легитимизировали субкультурные практики молодёжи, привили вкус к hand made, и она активно занялась стрит- и брейк-дансом, граффити и диджеингом, рисованием манги и комиксов, валянием игрушек и вязанием крючком, и на это тоже тратится время, «украденное» у книги.

И далее….

Иными словами, мы сами предлагаем молодёжи всё большее число возможностей проведения свободного времени, сокращая её физические возможности побыть с книгой наедине. И молодёжи это нравится.

ВЫВОД: надо встать на позицию здравого смысла и чётко определить границы наших притязаний на свободное время молодого человека, чтобы не пытаться требовать от него невозможного.

Это позволит

  • серьёзнее отнестись к формированию культуры чтения (отбора, восприятия, анализа, оценки текста, общения на его основе), привитию литературного вкуса на уровне конкретного человека (раньше это называлось индивидуальной работой с читателем);
  • заняться проблемой формирования ядра юношеского чтения, объём которого должен быть соразмерен возможностям его освоения (при этом молодёжь сама способна предложить стоящие вещи, адекватные её возрастным потребностям и возможностям восприятия);
  • соотнести между собой разные источники и носители информации с точки зрения приоритетности и важности для этой возрастной группы.

 
Фактор II. Сегодня, говоря о чтении человека, чаще всего мы слышим слово «мероприятия». В Год литературы их прошло в стране многие сотни тысяч. Мы же предлагаем использовать применительно к чтению молодых пользователей понятие комфортной библиотечной среды, которая стимулирует их к чтению, необходимому для самообразования, самопознания, саморазвития и самоидентификации. Высокотехнологичная и ресурсоёмкая среда библиотеки объективно способствует также повышению медиа-информационной грамотности молодых пользователей.

В советское время облик библиотек, о которых власти, партия заботились гораздо больше, видя в них идеологических и пропагандистских помощников, соответствовал облику других культурно-досуговых учреждений и квартир, в которых жила тогдашняя молодежь.

Сегодня библиотека абсолютно проигрывает всем общественным пространствам, в которых предпочитают проводить свое свободное время молодые люди. Мы сами обеспечили их привлекательными, удобными средами: кофейнями, антикафе, коворкингами, лофтами, супермаркетами с зонами отдыха, кинотеатрами. Молодёжь постепенно привыкает к проведению досуга в комфортной и технологичной среде (по Интернету гуляют рисунки Пирамиды потребностей Маслоу, где к первому, базовому, уровню добавлен вай-фай).

Пространства же библиотек, не соответствующие эстетическим представлениям и вкусам молодёжи, являются их самым слабым местом. Очень хочется, чтобы это в полной мере понимали власти. Пока же оценка деятельности библиотеки (как и её самооценка) слишком часто основана на количестве и масштабности массовых мероприятий, проводимых вне её стен: в учебных заведениях, на площадях и в парках. Понятно, модернизация библиотеки — это серьезные финансовые затраты, мероприятия «на выезде» — это слава и успех, не требующие больших вложений. Но все же, все же…

ВЫВОД: молодёжь готова находиться в библиотеке продолжительное время и читать там книги, если пространство «временного обитания» будет отвечать ее представлениям о комфортном месте, соответствовать эстетическим и психологическим притязаниям.

 
Фактор III. Примерно в конце 1980-х годов библиотекари стали понимать, что руководство чтением молодёжи — это не ограничение доступа к тому, что, дескать, рано или вредно читать, а предоставление свободы выбора своей книги и одновременно формирование литературного вкуса, культуры чтения.

Будем объективны: мы, взрослые, бываем весьма категоричны в своем воспитательном порыве. (Только что наткнулась в Facebook на реплику бывшего директора Луганской областной научной библиотеки, у которой за плечами 75 лет жизни: «Вопрос не в том, чтобы вернуть их к печатной книге. Что толку, если он будет сидеть и читать «Кама-сутру» в печатном виде, а мы будем восторгаться. Нужно заставить читать молодёжь умные вещи с электронных носителей. В этом будущее библиотек»).

Не только пытаемся жёстко управлять читательскими предпочтениями молодых людей, но стараемся завлечь или даже принудить их посещать мероприятия, которые, с нашей точки зрения, полезны для их духовно-нравственного здоровья. Между тем, «жертвы» нашего воспитательного рвения сами готовы и способны предлагать интересные, «нравственно полноценные» формы и форматы общения по поводу и на основе прочитанного и узнанного.

Сегодня молодые люди буквально жаждут выступать перед своими сверстниками и готовы слушать своих сверстников. Они собираются в кафе и антикафе, в квартирах и в парках, чтобы обсуждать книги и делать собственные выводы. Однажды несколько постоянных читателей зала редкой книги пришли в дирекцию библиотеки со словами: «Нам надоели взрослые трактовки советской истории, мы хотим разобраться сами посредством чтения и обсуждения книг и документов того периода». В результате возник Клуб реальной истории.

В РГБМ подавляющее большинство мероприятий предложено и реализовано самой молодёжью (и исключительно на волонтёрских началах). Темы их очень разумны и интересны. Придя в библиотеку, посетители первым делом пишут свои рекомендации и читательские оценки на флип-чартах, стоящих в вестибюле.

ВЫВОД: сегодня молодёжь испытывает потребность в большей самостоятельности в выборе книг для чтения и признания за ней права на собственные суждения. Они готовы выслушать наши суждения, но как равные равных. И стоит поддерживать и культивировать в них это стремление к самовыражению и самореализации посредством чтения книг и общения на основе прочитанного.

 
Фактор IV. Как правило, мы, работники публичных библиотек, работаем не с «интеллектуальной элитой», которая трудно поддаётся внешнему управлению, а с молодёжью, имеющей достаточно низкий уровень общекультурных предпочтений. Недаром перед нами постоянно ставится задача борьбы с недостатками и негативными явлениями в молодёжной среде, отвлечения молодых людей от улицы.

Мы же предлагаем ориентироваться на молодёжь с высоким уровнем интеллектуальных, общекультурных предпочтений. С такой молодёжью работать сложно и страшновато. Многие темы, которые их действительно интересуют и которые они предлагают к обсуждению, нам, библиотекарям, даже в голову не пришли бы. Вот некоторые из прошедших в РГБМ мероприятий: «Идеальный Платон и его идеи» (пересказы философии в режиме сторителлинга); «Как человек стал править миром» (прослушивание и обсуждение лекции TED на английском языке); «История хип-хоп культуры: от истоков локальной субкультуры до мировой индустрии», «Игровые персонажи, боги и демоны: метафизическое измерение видеоигр».

Мы хотим, чтобы молодёжь воспроизводила наши ценности, а она хочет создавать свои, учитывая и модифицируя наши. И так было всегда. Мы ведь и сами были такими в их годы.

Молодые люди предпочитают ориентироваться не на взрослых, а на сверстников, на ценности, бытующие в их средах. И если в молодёжных сообществах быть здоровеньким, начитанным, умненьким станет модным, приличным, крутым, то все будут к этому стремиться. А задают тон всегда лидеры молодёжных сред.

ВЫВОД: библиотекарям стоит, прежде всего, подготовить себя (возможно, подучившись и приглушив в себе «воспитателя») к разговору на равных именно с молодёжной интеллектуальной элитой. Остальные подтянутся.

Понятно, что сказанное выше лишь «приближение к истине, а не есть сама истина». Да, мы ведь тоже не сразу пришли к этим выводам, наделав по пути достаточно много глупостей и ошибок. Позитивные практические результаты укрепили в нас уверенность в целесообразности и перспективности предложенных подходов и стилю взаимоотношений библиотекаря с молодым читателем.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*