Андрей Коровин: «Литература — жестокая профессия…»

© Анатолий Степаненко

 

Совсем недавно, 13 сентября, в Коктебеле (Республика Крым) завершилось одно из самых заметных литературных событий года — 13-й Международный фестиваль «Волошинский сентябрь», который включает в себя научно-творческий симпозиум, грандиозный литературный фестиваль имени Максимилиана Волошина и Международный литературный конкурс. На фестиваль съехались десятки маститых и начинающих поэтов, прозаиков, драматургов, режиссеров, музыкантов не только со всей России, но также из стран Дальнего и Ближнего Зарубежья.

О нынешнем фестивале и о проблемах молодой литературы мы поговорили с руководителем Международного культурного проекта «Волошинский сентябрь», известным московским поэтом и куратором многих культурных программ, бессменным руководителем литературного салона в Музее-театре «Булгаковский Дом» (Москва), координатором Клуба кураторов литературных фестивалей России Андреем Коровиным.

 
— Это уже 13-й фестиваль. Не всякий литературный фестиваль может похвастать таким долгожительством. Есть у нынешнего «Волошинского сентября» особые отличительные черты, кроме «нехорошего» числа?

— Число, кстати, вполне хорошее, я его люблю. С точки зрения формальной — Международный научно-творческий симпозиум «Волошинский сентябрь», составной частью которого является Международный литературный фестиваль имени Максимилиана Волошина, в нынешнем году включен в официальную программу празднования Года Литературы в России и проводится при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. И это очень приятно. Несмотря на то, что симпозиум проходит давно, постоянного и тем более государственного финансирования у него раньше практически не было. С точки зрения творческой — каждый фестиваль формирует свою жизнь вокруг личностей, которые на нём присутствуют. В этом году это были поэт Владимир Салимон и поэт, главный редактор журнала поэзии «Арион» Алексей Алёхин, драматург и режиссёр Николай Коляда, кинорежиссёр Андрей Осипов и драматург Одельша Агишев. Хотя, безусловно, каждый участник фестиваля привносит в него долю свой индивидуальности, и именно из этих частиц сшивается пёстрое и красочное полотно фестиваля. Мы впервые попробовали сделать вечерний кинопоказ в Доме Волошина — показывали документальные фильмы о поэтах, видеопоэзию — и результат превзошёл все ожидания, собирался полный зал, люди просто заходили с набережной и оставались до конца, а те, кто что-то пропустил, просили повторить показ. И это мы обязательно возьмём на заметку. В «Волошинском сентябре» мы пытаемся совместить все жанры, так или иначе соприкасающиеся с литературой. И это, на мой взгляд, очень перспективно. Наконец-то мы стали активнее осваивать не только Коктебель, но и остальной Крым — в этом году делегация фестиваля выступала в Доме-музее Чехова в Ялте. С прошлого года всем понравилось наше «поэтическое погружение в Юрский период» — поход и чтение стихов на вулканической гряде Карадаг в Коктебеле. И его мы тоже сделаем традиционным. Фестиваль под открытым небом предполагает интерактив, и мы стараемся такой интерактив создавать — заплыв и турнир поэтов, прозо-слэм, футбольные матчи, поход на Карадаг и гору Волошина. И ещё хочу добавить, что мы с радостью рассматриваем все интересные предложения, которые к нам поступают, и лучшие претворяем в жизнь!

— Понимаю, что тебя уже порядком замучили этим вопросом… И все-таки: как все начиналось?

— Я рассказывал это уже сто раз, поэтому скажу коротко. Я сам езжу в Коктебель с лёгкой руки Марины Цветаевой и Макса Волошина с середины 90-х. И меня всегда очень огорчал тот факт, что на моих глазах Коктебель начал превращаться из легендарного литераторского посёлка в курортный шалман. Нашлись единомышленники в Коктебеле, в Москве, в Киеве, нас поддержали, в частности — директор Дома-музея М.А. Волошина Наталия Мирошниченко, и так возник сначала небольшой, чисто поэтический конкурс, а потом и фестиваль. С каждым годом к нашему проекту рос все больший интерес среди литераторов, и это дало нам силы продолжить начатое дело.

— На фестивале я увидел не только давно состоявшихся, «обременённых именем», поэтов, прозаиков, драматургов, но и очень много молодых авторов, только пробующих свою тропу в литературе. Я так понимаю, что фестиваль активно поддерживает литературную молодежь?

— Конечно! Ведь Волошинский конкурс, который предваряет фестиваль, нацелен именно на поиск новых имён, новых оригинальных произведений в разных жанрах — поэзии, прозе, драматургии, журналистике, фото- и видеопоэзии. Лучших мы приглашаем в Коктебель для участия в мастер-классах, для того, чтобы понять их потенциал и помочь сориентироваться в современном литературном процессе, познакомиться со знаковыми именами современной литературы, найти себя в этом бескрайнем море литературы.

— А можешь кратко охарактеризовать нынешнюю молодую волну русской литературы. Что отличает литературу нынешних 18-30-летних от предыдущих волн-поколений?

— Я вижу в современной молодой поэзии следы влияния нового авторитета — Бориса Рыжего, я называю это «жиганской поэзией». Так в 90-е многие находились под влиянием Иосифа Бродского. В России с этим все просто: кого назначат лучшим поэтом — под того молодёжь и будет писать. Ещё я вижу, что верлибр не стал определяющим направлением в русской поэзии, хотя его усиленно насаждали в 90-е и 2000-е. Сам верлибр я очень люблю, он даёт возможность свободы высказывания, но отдаю себе отчёт в том, что он не исчерпывает всего многоцветия русского языка, ритмов и звукописи русской поэзии. Поэтому сегодня верлибр активно живёт в русской поэзии наряду с традиционным рифмованным стихом и поэтическими поисками в других направлениях. Кстати, в молодой прозе «жиганство» тоже присутствует.

— Многие молодые авторы, особенно из провинции, убеждены: в большую литературу, как на сцену, без блата не пробиться — все полочки заняты-распределены… Они попросту не знают, в какие двери нужно стучаться, как всё это работает. Давай успокоим их.

— Все очень просто. Присылайте свои рукописи на Волошинский конкурс, на другие подобные конкурсы. Заявляйтесь для участия в мастер-классах — будь то Форум молодых писателей, который проводит Сергей Филатов совместно с «толстыми журналами», или мастер-классы Волошинского фестиваля. Любая форма литературного процесса, в которой вас могут услышать — ваш шанс! Тот, кто ничего не делает, ничего и не добивается. Литература — такая же профессия, как другие. Ей нужно всю жизнь учиться. В ней нужно показывать свои достижения всеми доступными способами. Сегодня столько литературных журналов в стране, что в каком-нибудь вас да и опубликуют. Но равняться нужно, конечно, на электронный «Журнальный Зал» — это та планка, которую выставляет современная литература.

Ну и, конечно, литература — жестокая профессия. Даже гениальный Виктор Пелевин попал в жернова издательской паутины и вынужден выдавать по роману в год, а для многих — это писательская смерть. Про Волошинский конкурс могу сказать, что у нас каждый год побеждают неизвестные или малоизвестные авторы из провинции, не только москвичи. В этом году лауреаты по поэзии — Андрей Болдырев из Курска и Нина Александрова из Екатеринбурга, лауреат в прозе — совсем молодой автор из Петербурга Арина Обух, дипломанты — из Выборга, Иваново… В драматургии наши лауреаты Любовь Страхова из Ярославля и Юлия Ионушайте из Кирова. И все они были приглашены на Волошинский фестиваль и приехали.

— Я знаю, что ты много работаешь с творческой молодежью, в том числе по линии Союза российских писателей. В чём эта работа заключается? Есть ли проекты, направленные на поддержание и развитие именно молодой литературы?

— В принципе, все, что я делаю, направлено на поддержку творческой молодежи — конкурсы, фестивали, вечера в Булгаковском Доме и многое другое. Молодому автору важно иметь возможность проявить себя, заявляться во всевозможных конкурсах и турнирах, учиться всеми возможными способами — на мастер-классах, в разговорах с коллегами, сверстниками и мэтрами, прислушиваясь к стихам тех, кто уже занял место на поэтическом Олимпе. Язык, стиль, смыслы молодого автора обтачиваются всеми теми объектами и субъектами, с которыми он сталкивается в литературном процессе. Большую роль играет и литературное окружение, оно также диктует автору свои литературные штампы и дискурсы. Поэтому, «потеревшись» в живой литературной среде, важно вовремя вынырнуть и отойти в сторону, посмотреть на то, что ты делаешь, как бы извне. Я далеко не первый, кто говорит, что сейчас очень много хорошей поэзии и хороших поэтов. Но подняться над этим уровнем — вот суперзадача для каждого. Только единицы с ней справляются.

— Какие формы интересного сотрудничества могли бы возникнуть, например, между кураторами литпроцесса и молодёжными библиотеками?

— Библиотеки сегодня переживают ренессанс, они сами становятся организаторами литературных фестивалей, и это здорово! Самые первые литературные фестивали в России создавались самими поэтами без всякой господдержки, без финансирования, на голом энтузиазме. Сегодня у нас есть Клуб кураторов литературных фестивалей России, который с радостью поддержит новые фестивали, поможет информационно и методически, порекомендует интересных авторов и интересные проекты. Давайте работать вместе!

 

Вопросы задавал Евгений ХАРИТОНОВ

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*