Молодёжная литература

Кирсти БЛЭР

 

Молодёжная литература (англ. Young Adult Literature) является существенным поджанром детской литературы в США и Великобритании с середины XX века, но сегодня всё больше воспринимается — с точки зрения издательского дела и маркетинга – как самостоятельное направление.

 
В большинстве британских книжных магазинов и библиотек есть особо обозначенная молодёжная секция, отделённая от более крупной детской. Молодёжная литература активно обсуждается в социальных сетях, блогах и на форумах, в профессиональных журналах для издателей и книготорговцев и в научных кругах. Во многом это обусловлено большим кинематографическим потенциалом крупных бестселлеров в этом жанре, многие из которых были экранизированы, например, трилогия «Голодные игры» Сьюзен Коллинз, «Виноваты звёзды» Джона Грина и серия «Сумерки» Стефани Майер. Понимая, что «молодёжная литература» — это еще не устоявшееся понятие и что сложно формулировать чёткие выводы об этом быстро развивающемся жанре, в данной статье мы пытаемся кратко рассказать о нём, о содержании молодёжной литературы, её ценностях и эстетических достоинствах.

Самые популярные молодёжные книги были экранизированы.
Самые популярные молодёжные книги были экранизированы.

Молодёжную литературу можно определить как произведения, предназначенные для читателей от 12 до 18 лет, главный герой которых того же возраста, что и читатель; повествование ведётся от лица молодого человека, присутствует тема взросления и другие темы, интересующие молодёжь.

Это определение, приведённое в недавнем исследовании Майкла Карта и Кристин А. Дженкинс, подразумевает как форму (повествование от первого лица), так и содержание («темы, интересующие молодёжь»). Хотя здесь и не уточняется, что это за темы; покупатели молодёжных книг, скорее всего, будут ожидать более откровенных описаний секса, насилия и различных нарушений нормальной жизни, чем в детских книгах, а также, возможно, отсутствия окончательного разрешения конфликта и счастливого конца, типичных для большинства книг, написанных для детей.

Многие западные исследователи молодёжной литературы соотносят рождение этого жанра с одним из трёх американских романов: «Семнадцатое лето» (1942) Морин Дейли, «Над пропастью во ржи» (1951) Дж. Д. Сэлинджера или чаще всего «Изгои» (1967) С. Э. Хинтон. Роман Дейли относительно малоизвестен в Великобритании, а роман Сэлинджера, хотя имеет огромную ценность для западной молодёжи XX и XXI века, издавался вовсе не как молодёжный. Что же касается «Изгоев», задуманных Хинтон ещё в подростковом возрасте, этот роман специально был написан, чтобы показать молодым читателям суровую реальность существования в бедной городской среде.

 

Прародители молодёжной литературы
Прародители молодёжной литературы

Отличительной особенностью «Изгоев» была и по сей день остаётся сила повествования от первого лица и особенно признание рассказчиком, Понибоем Кёртисом, того факта, что из мира жестоких банд, дискриминации и бедности, в котором он живёт, нет выхода. Героям приходится выживать без поддержки стабильной семьи или государства, в стеснённых финансовых обстоятельствах. Разговорная речь Понибоя указывает на то, что его социальный статус ниже, чем предполагаемый статус читателя. Автор выводит читателя на мысль, что встать на путь преступлений и насилия в качестве самозащиты — был единственно возможный выход для главного героя-рассказчика и его друзей. Хотя эта история очень мрачная, Хинтон вносит и нотку оптимизма, когда Понибой в конце книги осознаёт необходимость перемен в своей жизни.

Используя «Изгоев» как прототип, мы можем сузить определение Карта и Дженкинс и утверждать, что типичный молодёжный роман имеет ряд характерных черт.

  • Повествование ведётся от первого лица; рассказчик, обращающийся напрямую к читателю, в основном использует разговорную, нелитературную речь.
  • Главный герой часто чувствует себя отдалённым от семьи и общества.
  • Рассказчик-герой обычно является чужим по отношению к обществу из-за социоэкономических обстоятельств, социального статуса, национальности, расы, пола или сексуальной ориентации.
  • В жизни героя не всегда есть взрослый образец для подражания; как правило, он растёт в неполной семье, либо семья переживает последствия какой-либо старой травмы: для героев молодёжной литературы ровесники обычно важнее, чем родственники, и даже когда у них есть крепкая семья, родители изображаются неспособными понять поступки и чувства своего ребёнка.
  • Как правило, герой занимается этически неоднозначной, необычной, рискованной или нелегальной деятельностью (насилие, кража, обман, приём наркотиков, различные формы сексуальной активности) и может подвергаться насилию, в том числе сексуального свойства.
  • Герой-рассказчик часто вступает в открытый конфликт с обществом (полицией, социальными или медицинскими работниками, школой). Социальные структуры и их представители, за редкими исключениями, показаны дефектными, прогнившими и несправедливыми.
  • По мере развития сюжета герой взрослеет и начинает анализировать свой опыт, однако счастливый финал маловероятен. В большинстве случаев он останется в ловушке обстоятельств или в противостоянии с обществом, которое авторы изображают глубоко порочным.

Этот список позволяет нам понять, что для определения произведения как молодёжного не достаточно лишь наличия героя соответствующего возраста и характерных тем «романа воспитания». Важно, что книга поднимает вопросы отношения индивида и общества. Как показывает в своей книге «Власть и подавление в подростковой литературе» Роберта Силинджер Трайтс, герои в молодёжной литературе неизбежно должны «научиться ориентироваться в разных уровнях власти, в мириадах социальных институтов, внутри которых они вынуждены функционировать». В её исследовании утверждается, что «основное отличие молодёжной литературы от детской состоит в том, что в ней обсуждается проблема применения власти».
Впрочем, это утверждение сложно применить к двум важным американским молодёжным писателям, ставшим популярными в последнее время, — к Майер и Грину. У обоих есть значительное количество фанатов среди молодёжи, оба считаются знаменитостями, особенно Грин, который активно использует социальные медиа, чтобы распространять свои взгляды, общаться со своими молодыми читателями и воспитывать их. Книги обоих успешно экранизированы и охотно читаются не только молодёжью, но и многими взрослыми. Но вписываются ли «Виноваты звёзды» и «Сумерки» в стандарт, заданный Хинтон и другими? Они, конечно, попадают под более широкое определение Карта и Дженкинс, так как в них наличествует повествование от лица молодого героя, который обращается к своим сверстникам. Можно утверждать, что к концу книжной серии героиня «Сумерек» Белла научилась «ориентироваться в разных уровнях власти» в мире вампиров и что «Сумерки» потенциально подвергают сомнению эффективность и справедливость социальных структур как в фантастическом мире, так и в мире людей. Однако «основополагающий консерватизм» серии Майер и её триумфальная концовка в стиле «жили долго и счастливо» резко отличаются от настроений в американской молодёжной литературе «золотого века» (1960-1970-е гг.), где от такого сюжетного хода часто отказывались.

Сюжет романа «Виноваты звёзды» Грина также строится вокруг любовной линии, в данном случае герои — два подростка, неизлечимо больные раком. В этом книга согласуется с приведённым выше перечнем: герои испытывают отчуждение от общества, связанное с физическими отличиями, заставляя смотреть на мир более цинично. Роман не уходит от описания реалий болезни и завершается мучительной смертью героя Огастуса, оставляя рассказчицу горевать и бороться с её собственным, вероятно, смертельным недугом. Однако общество в книге на стороне героев, даже если не всегда способно понять их: система здравоохранения работает хорошо, и её представителям можно доверять, родители добрые и любящие, и, хотя герои занимаются сексом, что можно счесть бунтом против общества, это происходит в контексте любви и постоянных отношений. Как и «Сумерки», роман фокусируется на чувствах и мыслях героини по поводу этих отношений. Хотя у обеих книг, изображающих отношения подростков с нотками «Ромео и Джульетты» (название книги Грина — отсылка к шекспировской пьесе, к которой немало отсылок и в серии Майер) есть потенциал, чтобы соединить личное с политическим, ни в одной из них этого не происходит.

Приведённые примеры демонстрируют, сколь сложно создать универсальную модель молодёжной литературы, особенно когда жанр стремительно расширяется. Но справедливости ради стоит заметить: самые интересные, долговечные и неоднозначные молодёжные произведения по обе стороны Атлантики, как правило, всегда были весьма мрачными и противоречивыми. Как в Америке Хинтон, Роберт Кормье, Пол Зиндел, Джуди Блум и Лоис Дункан обращались к теме сложных отношений молодёжи и общества, так и в Великобритании авторы начали исследовать жизнь подростков, считавших себя изгоями. Для британской молодёжной литературы 60-80-х годов особенно характерен социальный реализм, смелое изображение детства и юности персонажей из рабочего класса. В романах этого периода мы видим героев, глубоко разочаровавшихся в своей семье, обществе и государственном устройстве Великобритании и стремящихся найти лучшее будущее для себя. Авторы используют своих героев, чтобы прокомментировать современные им общественно-политические проблемы Британии, такие как расовая и классовая дискриминация, иммиграция и безработица.

Однако многие из книг этого периода не вполне вписываются в традицию молодёжной литературы, в первую очередь потому, что повествование в них ведётся от третьего лица, а также потому, что рассчитаны на читателей более младшего возраста — 12—14 лет.

Важнейшие произведения британской детской литературы 80-х годов, многие из которых имеют политический аспект и открыто противостоят консервативному правительству Маргарет Тэтчер и его политике, также находятся на границе между детской и молодёжной литературой. Роман «Природа зверя» (1985) Дженни Хоукер — выдающееся повествование от лица подростка из рабочей семьи Билла Кауэрда, страдающего от последствий безработицы и экономического кризиса в небольшом городке в Йоркшире. Книга получила Уитбредовскую премию за лучший детский роман, но также и премию Observer за лучший подростковый роман. Эта книга отвечает всем вышеперечисленным критериям: Билл говорит на североанглийском диалекте, его мать бросила его ещё ребёнком, и теперь он ухаживает за отцом и дедом, отчасти он изгой даже внутри своей рабочей прослойки. Мрачный сюжет уходит почти в фэнтези, так как Билл охотится за полумифическим-полуреальным зверем, который наводит ужас на всю округу, и заканчивается несчастливо и неоднозначно, когда Билл бурно реагирует на угрозу социального работника насильно отправить его в детский дом. Тем не менее, этот роман считается произведением детской литературы.

С 90-х годов британские писатели продолжают сочинять социально-реалистические романы для подростков, из которых наиболее известна книга Мелвина Бёрджесса «Дурь» (1996). Герои «Дури», подростки Джемма и Дэвид, убегают из дома и становятся наркоманами; их зависимость от наркотиков и постепенное принятие мира повседневной преступности, насильственных смертей и, в случае Джеммы, проституции описаны невероятно реалистично. В конце романа Джемма излечивается от зависимости и становится ответственной матерью-одиночкой, а вот Дэвид, герой, вызывающий наибольшую симпатию, застревает в замкнутом круге наркомании. Студенты обычно отмечают в «Дури» разнообразие рассказчиков, голосов, которые призваны показать самообман Джеммы и Дэвида, не осознающих своей зависимости. «Дурь» — типичный молодёжный роман. Но в то же время это глубоко воспитательное произведение об опасностях наркотиков.

Обычно молодёжная литература из-за тенденции к неоднозначности и отрицанию общепринятых представлений о добре и зле менее склонна к назидательности, чем детская литература. Если британские романы 60-х — 80-х гг. и содержат мораль, она заключается в том, что современное общество и политика глубоко порочны, и молодые люди должны разоблачать ложные идеологии и нести изменения к лучшему. «Дурь» же ловко обманывает читателя: сначала роман показывает наркоманскую культуру глазами Джеммы и Дэвида как часть захватывающего бунта против деспотического общества взрослых, однако в конце выясняется, что это иллюзия и что безопасность и уверенность в будущем кроются в буржуазном образе жизни, который подростки поначалу отвергают. Важнейшие романы Бёрджесса 1990-х и начала 2000-х годов часто вызывали бурю возмущения у общественности из-за наличия описаний случайного секса, употребления наркотиков и алкоголя, но при этом они весьма консервативны в том, что возлагают ответственность на героя, который сам делает выбор, и подчёркивают тяжёлые последствия необдуманных решений.

 

Крупные молодёжные романы 80-х — 90-х гг.
Крупные молодёжные романы 80-х – 90-х гг.

 
Как не раз уже отмечали критики, в 1990-х и 2000-х годах произошло возрождение жанра подросткового фэнтези под влиянием феномена «Гарри Поттера». Термином «молодёжное фэнтези» можно обозначить огромное количество разнообразных текстов (в том числе не обязательно фэнтезийных), однако наиболее яркими представителями направления являются антиутопии, где молодые герои и героини находятся на милости могущественного государства, которое они не могут победить или понять. Они могут сбежать от деспотического режима или свергнуть тирана, но это необязательно ведёт к счастливому финалу: либо разочарованный герой приходит к выводу, что любая власть порочна, либо он так много потерял и выстрадал, что по-настоящему счастливая концовка уже неуместна. Наиболее известный пример последнего времени — трилогия Коллинз «Голодные игры», которая в значительной степени опирается на устоявшиеся традиции жанра.

Для подростковых антиутопий характерны концовки, где есть хоть какая-то надежда на лучший новый мир, в отличие, например, от «1984» Дж. Оруэлла и других произведений для взрослых. Однако к молодёжной литературе это не относится. Такие британские антиутопии, как «Крестики-нолики» (2001) Мэлори Блэкмен и трилогия Патрика Несса «Поступь хаоса», начатого романом «Новый свет» (2008), намеренно заканчиваются на очень мрачной ноте. Книги Блэкмен важны потому, что обращаются к теме расизма, показывая общество, построенное по образцу южных Соединённых штатов времён сегрегации, но с одним важным отличием: здесь власть принадлежит чёрным, а белые регулярно подвергаются дискриминации. Главные герои, Сефи и Каллум, дружат с детства и, в конце концов, влюбляются друг в друга, но вынуждены отстаивать свои межрасовые отношения перед лицом семьи и общества.

 

Молодёжные антиутопии
Молодёжные антиутопии

 
«Новый свет» Несса серьёзно прорабатывает тему пересечения мужественности и насилия: герой романа отказывается совершить убийство и тем самым стать взрослым мужчиной согласно нормам общества, в котором он живёт. Герою противопоставляется менее противоречивая, зато активная и умная героиня. Несс, как и Филип Пулман в знаменитом цикле «Тёмные начала», обращается к теме религиозного фундаментализма и фанатизма (и порождаемого ими женоненавистничества и расизма), делая местом действия управляемое исключительно мужчинами теократическое государство, напоминающее пуританскую Америку XVII века.

Романы Несса и Блэкмен наглядно показывают, как молодёжная литература исследует и критикует отношение западного общества к расовым, гендерным и религиозным вопросам.

Однако рынок молодёжной литературы быстро растёт и, возможно, в ближайшее десятилетие мы станем свидетелями отхода от политизированных, полных насилия антиутопий начала XXI века и возвращения интереса к межличностным отношениям и любовным историям.

Популярность молодёжной литературы ведёт к возникновению жарких споров между её поклонниками и критиками, утверждающими, что молодёжной литературе не хватает сложности и неоднозначности. Однако она редко стремится соперничать с «высокой» литературой: это жанровая литература, поэтому её стоит сравнивать скорее с детективами, фантастикой и любовными романами. При таком сравнении выясняется, что многие произведения молодёжной литературы значительно лучше написаны, сложнее и более морально неоднозначны, чем сопоставимые бестселлеры для взрослых. Эти тексты не претендуют на звание «высокой» литературы, хотя некоторые могли бы стать объектом весьма плодотворного литературного анализа, которого пока не удостоились.

Для преподавателей университетов, которые часто стремятся заинтересовать студентов, эта литература может стать чрезвычайно ценным образовательным инструментом, способным вызывать полемику и помогать студентам разбираться в идеологии и целях произведений, которые в первую очередь приятно и увлекательно читать. Поскольку эти тексты специально написаны доступно, а во многих случаях — в расчёте привлечь тех молодых людей, которые обычно не читают книги, их можно использовать для введения в проблематику современной британской литературы и культуры студентов, изучающих английский язык как иностранный. Глобальный успех молодёжной литературы поднимает вопросы о том, что и почему хотят читать молодёжь и взрослые, и предлагает студентам поразмышлять о том, как маркетинг, брендинг, издательское дело и экранизации формируют ожидания целевой аудитории, иными словами, как создаются жанры.

 
Перевела с английского Ирина СОКОЛОВА
Публикуется по: Footpath. 2014. № 8.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*