Как преодолеть отрицательные стереотипы восприятия библиотеки?

Ирина МИХНОВА

Кадр из фильма «Бубен, барабан» (2009, режиссёр Алексей Мизгирёв)

 

Стоит только начать размышлять на эту тему, как тут же понимаешь, что все мы живем в окружении стереотипов, отрицательных, положительных — разных. Мы мыслим стереотипами. Они управляют нашими поступками. Как учили в советской школе? «Идея, овладевшая массами, становится движущей силой истории» (Маркс-Ленин). А стереотип — не что иное, как убеждение, овладевшее сознанием большинства или отдельного человека, которое на определенный период становится традиционным.

 
Друиды (жрецы у древних кельтских народов) считали, что у каждого человека есть три лица. Первое лицо такое, каким человек видит себя сам. Второе — то, каким его видят другие. Третье таково, каков человек есть на самом деле. Так и у библиотеки есть три лица: она такая, какой ее видим мы сами, библиотекари; какой ее видят другие (реальные и потенциальные пользователи, а также СМИ, власти, благотворители и т.п.) и какова она есть на самом деле.

Понятно, что мы, библиотекари, никогда не согласимся выстраивать библиотеку исключительно в соответствии с нуждами, потребностями, представлениями «других». Потому что у государственной библиотеки есть продиктованные ее статусом социокультурные, гуманитарные задачи. Но игнорирование или недостаточный учет мнения «внешнего мира» чревато потерей для библиотеки самого главного — пользователей, ради которых, собственно говоря, мы и работаем.

Итак, первое «лицо»: библиотека, какой ее видим мы, библиотекари. Это целый набор, как правило, позитивных стереотипов, которыми мы оперируем, называя их спецификой профессионального сознания и самооценки, взглядом на профессию изнутри.

Стереотипы эти бывают самые разные: идущие, можно сказать, из глубины веков, тянущиеся из недавнего прошлого, новые и совершенно «свежие»; стереотипы адекватные и ложные, полезные и вредные, навязанные и навязываемые…

Так, разговоры о высокой гуманистической миссии библиотеки, рассуждения о её кардинальной значимости для духовного развития общества, о значительной роли ее в формировании личности — это неизменные во времени, исторически оправданные стереотипы восприятия библиотеки, прежде всего, самими библиотекарями и людьми, понимающими глубинную сущность библиотеки как социального института.

Библиотека вправе и в состоянии воспитывать пользователя, «делать человека человеком» (даже если он уже отец семейства 🙂 ), а библиотекарь, безусловно, знает, «что такое хорошо и что такое плохо» — стереотип нашего профессионального сознания, перешедший из советского времени, суждения, с которыми пользователи вряд ли так уж согласны.

Сегодняшние профессиональные стереотипы — это зачастую наши, не подкрепленные возможностями и адекватной практикой декларации о том, что библиотека это центр информации, общения, просвещения, это открытое пространство, пространство равных возможностей; самопрезентация, которая часто отражает исключительно наше желание быть и восприниматься таковыми.

«Третье место». Изначально это был показатель соответствия организации неким «критериям качества», и когда «внешняя среда» называла библиотеку «третьим местом», это было предметом гордости. Но очень быстро определение вошло в повседневный библиотечный обиход. И уже всякая библиотека называет себя третьим местом. Исчез оттенок уникальности, возник новый профессиональный стереотип: библиотека — «третье место».

Безусловно, каждый имеет право на свое представление о библиотеке и ее миссии. И если оно оформлено и «упаковано» в пространство, ресурсы, технологии, услуги, мероприятия таким образом, что пользователи предпочитают вашу библиотеку другим , то нет проблем.

Но порой создается впечатление, что эти библиотечные стереотипы — не что иное, как возвышающий душу, успокоительный самообман, примиряющий нас со многими невзгодами, порожденными, кстати говоря, именно тем, что те «другие», от которых зависит судьба библиотеки, вовсе не разделяют наших взглядов на самих себя.

Внешняя среда, в свою очередь, на основании наших профессиональных споров, неосторожных заявлений зачастую формирует свои стереотипы, которые уж точно чреваты негативными последствиями для развития библиотек.

Так, профессиональные споры о соотношении библиотеки и интернета, печатной и электронной книги, вопреки нашему желанию, часто закрепляют в сознании людей стереотипы отрицательного восприятия библиотеки. Слова, будто бы сказанные неким губернатором: «скоро все будет оцифровано, и библиотеки будут не нужны» — это отрицательный стереотип, навязанный ему нашей же профессиональной средой.

Это напрямую связано со вторым «лицом» библиотеки — какой её видят «другие». И здесь тоже можно говорить о целом море стереотипов. Самое забавное, что все они нам известны. Каждый назовет с десяток стереотипов, добавив при этом, что они, конечно же, не соответствуют истинному образу сегодняшней библиотеки. «Просто вы давно не были в библиотеке», — отвечаем мы своим «критикам».

Я спросила своих молодых коллег, работающих в РГБМ: какие стереотипы связаны у них с понятием «библиотека». Ни секунды не задумываясь, они выдали не менее 20, по сути, отрицательных суждений, которые поселились в их головах еще до прихода в эту библиотеку: множество запретов; тихо и скучно; нельзя поесть-попить; долго ждать книги и ответа на запрос; хорошие книги не выдают на дом; одни женщины работают; неудобная мебель; слабые компьютеры и старые книги; вход только по билетам и паспортам; нужно преодолевать много препятствий; здесь исключительно выдают книги; библиотекарь — тётка с пучком и старая дева; библиотекари строгие и все время шикают; потерял книгу — ругать будут, страх перед библиотекарем; в библиотеках только ботаны, не с кем познакомиться; нужно сдавать сумки, нельзя со своими материалами. Библиотека — это не для отдыха, это серьезный труд… Данный стереотип, отражающий особенности нашего восприятия библиотеки, произносится «другими» с негативным оттенком. И только один «дружелюбный» стереотип: библиотека — место, где знакомятся.

Недавно пришла к нам устраиваться на работу девушка, свежеиспеченный молодой киновед: в длинной коричневой юбке, сером свитере и пиджаке, который взяла у подружки, волосы собраны в пучок. Прошло три дня работы — на ней джинсы, волосы распущены… Просто она полагала, что в библиотеку нужно приходить именно в таком сверхскромном наряде. А кто вложил в уста журналистов, впервые переступающих порог РГБМ, стандартную реплику: «А мы думали, неужели в библиотеку еще кто-то ходит?!» И почему постоянно журналисты называют библиотеку книгохранилищем?

Стереотипы страшно живучи, потому что закреплены в литературе, фильмах, спектаклях, анекдотах. Вспомним образы библиотекарш из фильмов «У озера», «Влюблён по собственному желанию», «Живёт такой парень», «Бубен, барабан» (подробнее см. www.library.ru/3/reflection/).

Есть недавно сформировавшиеся стереотипы: зачем идти в библиотеку, если можно купить книгу в магазине; зачем идти в библиотеку за книгой, если все есть в интернете и, наоборот, в интернете все не проверено и недостоверно.

В посте «Без соплей по книге», посвященном РГБМ, который разместил у себя в блоге СергеЙ Мухамедов, обнаружились неожиданные стереотипы — с оттенком безнадежности: «жаль, что в скором времени таких библиотек больше не будет»; «сразу даже не верится, что такое в России возможно»; «интересно, сколько пройдет лет, прежде чем хотя бы 10 проц. библиотек страны станут такими»… Но, что любопытно, с тех пор прошло 4 года, и оптимистичная молодежь, столкнувшись с хорошей библиотекой, с готовностью меняет свою точку зрения, провоцируя появление нового, позитивного, обобщения: «Я наконец-то записалась в библиотеку! Ура! Была в шоке от продвинутости современных библиотек!».

И все-таки, как преодолеть отрицательные стереотипы восприятия библиотеки пользователями? В статье «Современной молодёжи — современную библиотеку, или как научиться слышать друг друга», опубликованной в первом номере нашей газеты, мы привели пример того, как общались студенты (реальные и потенциальные пользователи) и библиотекари. Одни говорили о том, что бы хотели видеть в библиотеке. Другие аргументированно обосновывали, почему не могут этого предложить.

Они друг друга не поняли. Потому что разговаривали на разных языках. Пользователи говорили на языке своих потребностей, поверенных знанием того, как выглядят библиотеки мира, а библиотекари — на языке своего представления о миссии библиотеки и своих реальных возможностях. Обе стороны остались недовольны друг другом. Но в данной ситуации степень взаимной заинтересованности у них была разной. Молодые люди просто не пришли в библиотеку — они имели возможность удовлетворить свои потребности в альтернативных местах и иными способами, чем предлагала нынешняя, не интересная им библиотека. Библиотека пострадала больше: ибо не получила пользователей, без которых она, действительно (правы журналисты), лишь книгохранилище и архив.

Отсюда незатейливые выводы:

  • не стоит пытаться следовать только своим положительным стереотипам, которые возвышают нас в собственных глазах, а нужно сопрягать их, поверять теми, что различным образом сформированы и устойчиво бытуют в сознании «других», прежде всего наших пользователей и тех, от кого зависит наше существование и развитие;
  • нужно следить за тем, чтобы наши профессиональные споры, неосторожные заявления не сформировали у этих «других» отрицательные стереотипы, ложные или просто вредные для развития библиотек;
  • бессмысленно бороться с отрицательными стереотипами методами их простого отрицания, «жизнеутверждающих» флэшмобов и пафосных заявлений в СМИ и, не дай бог, обижаться на тех, кто высказывает негативное суждение о библиотеке;
  • стоит внимательно и ответственно слушать и слышать, прежде всего, своих пользователей; при формировании пространства, ресурсов, технологий, услуг, мероприятий обязательно учитывать позитивные потребности пользователей (реальных и потенциальных) и воспринимать отрицательные стереотипы исключительно как «руководство к действию» по модернизации библиотеки;
  • можно сформулировать (или найти в Сети) некие позитивные суждения о библиотеке, которые хотелось бы услышать от своих пользователей, и продвигаться навстречу им, реально меняя библиотеку (ведь стереотип, как всякое убеждение, — это «субъективное восприятие объективной реальности»).

Наш опыт подсказывает, что молодые пользователи с готовностью придут в библиотеку, если она будет ассоциироваться у них с местом, «где умнеешь», «где тебя понимают», «где встречаются и находятся друзья», «где можно быть самим собой», «где тебя покидают тревоги», «где безопасно», «где ощущаешь душевный и физический комфорт».

Вот несколько высказываний в Сети, которые можно определить как «первые ласточки» формирующихся ПОЗИТИВНЫХ стереотипов восприятия библиотеки пользователями: «Посещение библиотеки — это стиль жизни», «Библиотека — это образ жизни», «Библиотека — место, где хочется поселиться», «Библиотека — это стильно», «Библиотека — место, где уважают тебя и твое мнение», «Долой Старбакс! Идем в библиотеку».

Но сверхзадача наша должна быть ещё круче — добиться того, чтобы у человека сформировался НОВЫЙ СТЕРЕОТИП ПОВЕДЕНИЯ: когда из всех возможных вариантов мест, куда пойти по любому поводу, он выберет библиотеку.

И есть надежда, что этот новый стереотип поведения определит третье «лицо» библиотеки — какова она есть на самом деле.

2 Comments on Как преодолеть отрицательные стереотипы восприятия библиотеки?

  1. Ничтожное финансирование не даёт возможности сделать библиотеку местом, куда с удовольствием будет ходить молодёжь и люди трудоспособного среднего возраста. И молодёшь права, говоря, что книги старые, столы старые, компьютеры не тянут, тётки шипят, сидеть неудобно. При наличии серьёзных средств из библиотеки можно сделать отличное современное место (и это касается не только ремонта и полной реорганизации библиотечных помещений, но и приглашения интересных личностей для проведения встреч, лекций, а также найма хороших специалистов и пр.), и туда потянутся не одинокие старики и инвалиды за бесплатной помощью и разговором, а молодые, активные, современные и устремлённые к знаниям люди. Так и есть: это не молодёжь клеймит библиотеку, а библиотека не дотягивает до уровня молодёжи. И корень проблемы кроется именно в финансировании.

  2. На мой взгляд, проблема не в финансировании, а в том, что 70%, если не больше, работников библиотеки входят в возрастную группу «кому за 50».Многие молодые мыслят и ведут себя, как бабульки! Это я как библиотекарь говорю)))Да простят меня те, кому за 50 и те, кто в 25-30, как те, кому уже за 70!Молодежь вон и вподворотнях собирается и в гаражах, там тоже красоты особой нет, но есть атмосфера, которой в библиотеке нет

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*