«Неизвестность» Алексея Слаповского

Ксения Ларионова

 

В 2018 году в рамках подготовки нового сезона литературной «Премии Читателя» мы провели читательский конкурс рецензий на книги из шорт-листа. Конкурс выявил двух «фаворитов». Рецензию победителя мы опубликовали в декабре прошлого года. В этом номере публикуем конкурсный текст, занявший второе место, — это рецензия читательницы из Уссурийска Ксении Ларионовой на книгу прошлогоднего лауреата «Премии Читателя» Алексея Слаповского.

Роман Алексея Слаповского «Неизвестность» (М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017) задевает за живое разницей реальности прошлого и настоящего. Через судьбы героев автор отразил черты десятилетий. Все детали, созданные автором, погружают в жестокую и правдивую историческую действительность. Слаповский описал жизнь русского общества со времён готовящейся революции 1917 года до наших дней, показал рост сознания людей, живущих идеями создать в будущем великое государство. Но дорога эта полна противоречий, обмана и разочарований. Каждое новое поколение, учась на ошибках своих отцов, должно совершенствоваться. В романе же, собирая опыт построения справедливого государства, персонажи пренебрегали опытом предыдущих поколений, что сильнее погружало их в темноту.

Выживание Николая Смирнова, самого старшего в поколении семьи Смирновых, вызывает ужас и полное неверие в происходящее. Смерть и голод показаны как вполне обыденные вещи, которые при этом стали основой для роста личности. Политическая безграмотность Николая привлекает к нему множество бед, однако в борьбе за право достойной жизни сокрушить его не может ни одна «властительная машина». Его сын — Владимир Смирнов — инициативен и очень активен. Он, как и многие, заражён идеей построить справедливое Советское государство. Владимир верит в социалистическое общество, преемственность поколений в данном случае очевидна. Чего не скажешь о представителе развитого коммунизма Викторе Смирнове-Ворохине. Алкоголь как лекарство от всех бед «поселяется» в обществе, в том числе и в жизни этого героя. Советскому гражданину Смирнову всегда было о чём мечтать и к чему стремиться, а Смирнову, оказавшемуся во времени распада Советского союза, верить уже не во что: единственная цель — жалость к себе; единственный идеал — недосягаемый образ возлюбленной Веры. Он оказывается в темноте страшнее прежних десятилетий: «…русский человек любое беззаконие вытерпит, если оно оформлено видимостью правил». Ради такой видимости жизни погибли его предки из рода Смирновых? Глеб Смирнов — персонаж, которому автор выделяет небольшую главу в конце романа. «Особенный человек» — так А. Слаповский обозначает его суть. Его особенность в видении жизни. Он не отличается от миллиона таких же молодых людей, смотрящих сквозь пальцы не только на прошлое своей страны, но и на будущее. А как же дань уважения предкам, пролившим кровь за спокойную жизнь? Для Глеба история семьи Смирновых — это всего лишь рассеявшийся во времени туман, а не история России, которой стоит гордиться.

Интересны в романе и женские образы. Екатерина Николаевна и Аня раскрываются в рамках одной и той же главы, в которой сталкиваются два времени, два государства. Первая героиня жила мечтой стать лётчицей, как идеал СССР Валентина Гризодубова. Но постоянно появлялись какие-то трудности на пути к мечте, и жизнь её в итоге была тривиальной. Аня, её внучка, разговаривает со старшим поколением совершенно на другом языке: в её жизни нет идеала, нет счастливой модели семьи, нет морали и обоснованности в поступках — она хочет лишь задеть за живое и привлечь к себе внимание. Разница героинь особо ярко проявляется в споре о значении человека в жизни страны и властей в жизни народа. Бабушка Ани, пережившая все этапы построения коммунистического общества, конечно, всю волю отдаёт в руки людей как творцов мира. Её сын и внучка как наши современники во всём винят власти, ведь так проще скрыть свои жизненные неудачи.

Ни одна из судеб в книге А. Слаповского «Неизвестность» не остаётся без внимания. Ещё больше герои раскрываются через формы личного самовыражения — дневник, письмо, рассказ, стихотворение. Повествователь же наблюдает со стороны и никак не влияет на читательскую точку зрения; он сам как будто вне времени, вне судеб, вне оценок.

После прочтения романа остаётся яркий след авторской мысли. И я ведь часть поколения настоящего… Неужели я такая в глазах дедов и отцов? Есть ли у меня будущее? Было ли ценное прошлое у моей семьи, которым я теперь должна дорожить? Ответов на эти вопросы я не знаю.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*