Рейнолд Леклер: «Мне нравится быть издателем…»

 

В апреле 2019 года Москву посетил директор крупнейшего в Бельгии магазина комиксов, ведущий специалист издательства «Кастерман» Рейнолд Леклер. В РГБМ в рамках «Комикс-марафона-2019. Воронки времени» была организована встреча Леклера с читателями. Наш корреспондент тоже не упустила уникальной возможности побеседовать с именитым специалистом в комикс-индустрии.

— Как вы пришли в комикс-индустрию?

— Я вырос в нечитающей семье, у нас не было дома книг. Я рос беспокойным, хулиганистым ребёнком. Но однажды мне купили журнал с Микки-Маусом. И чтение меня затянуло. Кажется, родителям это тоже понравилось — я больше не хулиганил, я был погружён в чтение. Почти в каждом магазине есть специальная секция, где продают комиксы. Отправляясь за продуктами, родители всегда покупали мне журналы с комиксами, а потом и вовсе оформили для меня подписку на «Микки-Мауса» «Спиру». Благодаря комиксам я рано научился читать. Но, к сожалению, родители мне никогда не говорили: «Всё, заканчивай читать комиксы, начинай читать настоящие книги!» Когда я вырос, то решил устроиться на работу в специализированный магазин комиксов. Это были 60-70-е годы — время, когда Франция и Бельгия переживали комиксный бум. Я получил лингвистическое образование, специализировался на русском языке. По обмену приезжал в Москву, но в 80-е, кроме историй в «Крокодиле», русских комиксов я не обнаружил. Я был первым учеником Университета в Монсе, который переводил комиксы в качестве предмета исследовательской дипломной работы. Однако работать переводчиком мне не хотелось, и я оказался в качестве наёмного рабочего в магазине комиксов, где проработал три года. Этого оказалось достаточно, чтобы понять: хозяин магазина не знает, как работать с комиксами. И в 1994 году, когда появилась возможность, я сразу же открыл свой магазин комиксов.

— На какой комиксной продукции специализируется ваш магазин?

— С самого начала мы решили сделать акцент на актуальных новинках. Разумеется, приглашали авторов, делали экспозиции. Важно было мониторить ситуацию на рынке. К сожалению, мы немного опоздали с модой на манга. Но успели влиться в следующую волну — моду на андеграундные комиксы. Они и стали нашим основным направлением. Другое название андеграундных комиксов — «Новый комикс», и мы настолько преуспели в пропаганде этой продукции, что журналист, который и ввёл в обиход термин, обозначил нас в публикациях как основную торговую точку «Новых комиксов».

— А называется магазин…

— «Брюзель» — по названию одной из книг серии «Тайные города» Франсуа Скайтена и Бенуа Петерс. Брюзель — это альтернативный, вымышленный Брюссель. Начинали мы с 60 кв. метров, сегодня площадь магазина превышает 300 кв. метров! Располагается он в Брюсселе рядом с Биржей.

— А самиздат принимаете на продажу?

— В редких случаях. Для магазина это невыгодно, нам нужно продавать книги, ведь с продаж мы не только живём, но и платим за аренду. В случае с самиздатом всегда возникает вопрос: где его разместить, ведь возле касс самопал не положишь — там размещается ходовой, коммерческий товар. Опять же нужно следить, чтобы эти книжечки не растрепались, иначе придирчивый автор будет требовать с тебя компенсацию — за книгу, которую я даже продать не смог. Авторы таких книг, впрочем, редко думают о востребованности, монетизации своего творчества. В общем, сейчас мы почти полностью отказались от торговли самиздатом.

— Но вы не только торгуете комиксами, но ещё и издаёте их. Как это произошло?

— Через 19 лет успешной работы на рынке комиксов (мы не только продаём, но и популяризируем жанр!) ко мне обратилось издательство «Кастерман» с предложением стать главным редактором направления «взрослый комикс» для мужской аудитории (не в эротическом плане, а в содержательном). Это мейнстрим комиксной индустрии, «взрослый комикс» — всегда в тренде.
Редакторского образования у меня нет, зато за плечами большой опыт работы с авторами, умение с ними ладить, знание рынка — что лучше продаётся. Эти аргументы и стали основными в выборе моей скромной персоны.

— Чем вы заняты на посту главного редактора и с чего начали, когда появились в издательстве?

— У каждого издателя есть авторы, которые хорошо продаются, средне продаются или вовсе не продаются. Ты приходишь с новым видением, свежим взглядом. Изучаешь то, что было у твоего предшественника, и озвучиваешь своё понимание работы: что лучше оставить, что убрать как «неработающее», а что добавить из нового. Приходится набраться смелости. (Смеётся.) Разумеется, я не могу лично кого-то уволить, но могу повлиять на руководство, чтобы уволили плохо работающего сотрудника. У меня — как у продавца комиксов — есть большое преимущество: я знаю многих авторов, магазин — это последняя ступень перед покупателем, и я понимаю, что востребовано, слежу за этим. Помимо натренированного нюха, опыта продавца, есть ещё такой важный момент, как личный контакт: ты с автором каждую неделю созваниваешься, раз в пару месяцев встречаешься, пьёшь с ним кофе, выпиваешь и обедаешь, то есть очень плотно общаешься. Но при этом приходится быть жёстким с авторами, потому что мало кто из этой братии соблюдает дедлайны. А как только серия теряет темп, издатель теряет к ней интерес. Поэтому первое, что я придумал, — не выплачивать гонорары, пока заказанная часть комикса не будет прислана.

Очень важно работать с теми авторами, которых ты знаешь, в которых уверен. Потому что потом весь издательский процесс чётко расписан по датам. И основная задача главного редактора — проконтролировать, чтобы проект не застопорился, чтобы материалы сдавались в оговоренные сроки, чтобы, наконец, проект состоялся. Главный редактор полностью отвечает за своих авторов, которых он курирует. Все в издательстве знают друг друга, и если руководитель направления отказывает в публикации вашего комикса, это не его единоличное решение, а коллегиальное решение издательства. Но это всё в теории, в реальности бывает по-разному. Однажды я завернул сценарий комикса, чётко аргументируя своё решение. Но потом узнал, что сценарист отправился к другому редактору, и тот его работу принял. В конечном итоге книга так и не вышла, проект застопорился.

— Какими путями молодые (и не только молодые) авторы попадают в издательский пул?

— Как правило, издатель обращается напрямую к тому автору, с которым хочет запустить следующий проект. Задача для молодого автора — понимать, куда мы движемся. Есть такая организация в Бельгии, которая помогает авторам из регионов издаваться. Кроме того, издатель пристально следит за тем, что и кого выпускают другие издатели. Или приезжает на фестиваль комиксов в Ангулем (Об этом фестивале мы неоднократно писали. — Прим. ред.), где имеет возможность познакомиться с работами молодых комиксистов.

— Понятно, что самые востребованные — это художники и сценаристы. А каким профессиям в комикс-индустрии… не повезло?

— Хуже всех колористам, эта профессия даже не имеет официального статуса во Франции. Чаще всего колорист — жена автора. (Смеётся.)

— А вы никогда не стремились перейти в отряд авторов?

— Мне нравится быть издателем, никогда не хотел придумывать и рисовать истории.

— Назовите пять самых любимых комиксов.
«La recherche de Peter Pan» Cosey, «UW1 et UW2» Bajram, «Monsieur Jean» Dupuy and Berberian, «La terre sans mal» Emmanuel Lepage and Sibran, «La Guerre d’Alan» Emmanuel Guibert.

 

Вопросы задавала Мария Петрова

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*