Даниил Давыдов: «Подземелье ошибок не прощает»

 

Наш сегодняшний собеседник — «властелин подземного царства», диггер, руководитель отдела подземных исследований ВООПиК Даниил Давыдов.

 

— Вы помните свой первый спуск под землю? Какие эмоции охватывали — страх, восхищение или вовсе смешанные чувства?

— Впервые я спустился в подвал «сталинки» лет в семь или в восемь. Мы куда-то шли с мамой — и вдруг я заметил, что дверь в подвал приоткрыта, там горит свет. Я заглянул туда и увидел лестничные пролёты, уходившие вниз. Мне показалось, что там ещё один подъезд, только под землей. Когда мне было 12, я отпрашивался у родителей поиграть с соседом в денди, а мы вместо этого брали монтировку и шли во двор: открывали там люки, искали подземные коллекторы и ходы. Правда, редко что-то находили. Но один раз нам повезло. Мы открыли люк, а под ним был бетонный коридор с двумя трубами теплосети — это был маленький коллектор.

— Диггером, наверное, не мечтают стать с детства. Кем вы хотели быть? Где учились?

— Сначала я учился, как и все, в школе. Запросто мог опоздать на уроки, если по дороге в школу видел, что рабочие открывают на улице колодец коммуникаций. В середине 90-х появились программы про диггеров по телевизору. Из них я узнал, что в Москве есть отряд подземных исследователей, и мечтал в него вступить. Моя «подземная» мечта осуществилась в 14 лет, и это увлечение однажды стало моей основной работой. Не сразу, конечно: после школы я поступил Литературный институт имени А.М. Горького, какое-то время работал диджеем, ведущим в клубах… Но подземелье вытеснило все мои увлечения и занятия.

— Насколько легко вы решились на создание собственного проекта? Был ли страх того, что он может «не выстрелить», провалится и в коммерческом смысле?

— Мне и не пришлось на что-то решаться. Я всегда занимался только тем, что мне нравится. В 16 лет открыл школу диджеев, организовывал дискотеки. Потом эта деятельность постепенно сбавила обороты, уступив место диггерству. Принимать сложные решения нужно человеку, который привык работать в организации за зарплату и вдруг решил стать фрилансером. Ему нужно отправиться в свободное плавание, а это страшно. Я же никогда в жизни не был связан с работой в обычном понимании, у меня даже трудовой книжки нет. Просто делаю что-то интересное, и это начинает приносить какие-то небольшие деньги. Поэтому мой проект podzemly.ru — это не бизнес-проект, просто сайт, где я рассказываю о том, чем занимаюсь и какие мероприятия планирую.

— А как вы оказались в отделе архитектурных подземных исследований Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры? Чем занимается этот отдел?

— Отдел подземных исследований ВООПиК организовал я и мой друг Сергей Ярцев. Он помог всё оформить, свёл с людьми из Общества. Я просто пригласил в нашу команду моих талантливых друзей-подземщиков. Работы у нас много: проводим геофизические исследования, работаем с документами, организовываем лекции и выставки, пишем статьи, публикуемся. Наша мечта — создать подземный музей. Такие музеи существуют в европейских городах, хочется заполнить этот пробел и у нас.

— Почему первым экскурсионным маршрутом стала Неглинка? Долгое время это вообще ведь был единственный маршрут.

— Неглинка — речка знаменитая. Я сформировался как экскурсовод уже в процессе проведения экскурсий. Поэтому просто не знал, что рассказывать о других системах, мало знал о подземельях. По Неглинке можно было вести экскурсию и рассказывать общую информацию. К тому же река эта маловодная, а сама система достаточно разнообразна.

— Случались ли во время нахождения под землёй опасные и непредвиденные ситуации?

— Много всего случалось. Один раз я спускался в шахту метро по ржавым лесенкам, которые были просто подвязаны верёвками к промежуточным балконам, так как штатные крепления сгнили.
Был в коллекторах в дождь: тогда приходилось подниматься выше потолка в шахты смотровых колодцев и висеть там, пока не сойдёт вода. А скорость течения в дождь страшная, лесенку к люку может загнуть.

Один раз обнаружил в коллекторе женскую руку с обручальным кольцом. Руку оставил себе как сувенир, а кольцо сдал в ломбард…

— Ээээ…

— Шучу! Вызвал сотрудников полиции, вместе с МЧС спустились в коллектор. Оказалось, что это было убийство.

— Есть ли у вас любимая «подземная» история — смешная, страшная, вообще любая?

— Да как-то не задумывался об этом, сложно так сразу сказать… Всё, что в жизни происходит, — удивительно и одинаково любимо. Даже негативный опыт — это важный опыт, на нём учишься, становишься мудрее, а потом вспоминаешь через несколько лет и улыбаешься. Наверное, всё самое интересное впереди. Но из недавнего с удовольствием вспоминаю, как поехал в Париж и посетил музей канализации. Я с детства мечтал там побывать! Музей этот особенный, он располагается прямо в рабочих канализационных каналах. Пришёл вечером, а он закрыт на реконструкцию. В итоге сам открыл люк, спустился в канализацию и пошёл под землёй к музею, быстро всё посмотрел и так же через канализационные коллекторы ушёл обратно.

— Что нужно знать людям, которые в первый раз спускаются под землю — что надеть, как вести себя под землёй, как не паниковать, как правильно выбрать людей для совместного похода?

— Нечего лезть под землю самостоятельно! Есть спелеологические клубы, спелестологические и археологические кружки. Начинать нужно там, с профессионалами, а потом профессия сама тебя найдёт! Так часто бывает: вроде человек на экономиста учился, а потом телефоны продаёт или трамвай водит. В этом нет ничего зазорного! Лучше продавать телефоны и водить трамваи с радостью, чем с ненавистью в душе заниматься экономикой. А подземелье — это как тайга: сложно посоветовать человеку, что взять с собой в тайгу, если он там ни разу не был. Лучше не ходить. Подземелье ошибок не прощает.

— Что всё-таки заставляет вас раз за разом спускаться под землю? Почему подземелье?

— Я люблю подземелье, а подземелье любит меня! Для меня это — ВСЁ: жить и делать любимое дело, я люблю запах подземелья, заниматься поиском каких-то объектов, люблю моих коллег, люблю читать лекции и водить экскурсии. Я этим живу. Вообще я рок-музыкантом стать хотел когда-то. Потом в 30 лет понял — не моё это, нет у меня с музыкой взаимности, безответная любовь одна. Зачем же мне мучиться от этого? Нужно уметь отпускать то, что не твоё, а делать только то, что доставляет радость! Радость сама найдёт тебя, главное, ничего не бояться и быть с собой честным.

 

Вопросы задавала Анна Коваленко

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*